Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Яхтам олигархов за Tesla не угнаться

Яхтам олигархов за Tesla не угнаться

Американский писатель Джон Дос Пассос не лез за словом в карман. Заметил, к примеру, что в Испании, где он воевал рядом с Хемингуэем, от методов советского ГПУ было столько же вреда, сколько пользы принесло мужество советских летчиков. А еще утверждал, что мужчинам всегда не хватает женщин, а нефтяным компаниям — нефти. Когда-то первое соображение оспаривали, а второе не вызывало сомнений. Сейчас все перевернулось. ГПУ-НКВД-КГБ оставило в истории темный след, зато и мужчины повсеместно теряют интерес к женщинам, и нефтяной рынок не похож сам на себя.

Для России эти максимы имеют актуальное значение. Дело не только в силовиках, которые чуть что простирают над страной совиные крыла. Отношения мужчин и женщин в России напрямую зависят от котировок на нефтяном рынке просто по той причине, что от 40 до 60 процентов федерального бюджета уже 20 лет формируются углеводородами. А перспективы рынка таковы, что золотой век для нефти сворачивается и российским семьям придется думать больше о суровом пропитании, чем строить любовные замки и витать в эмпириях.

С «черным золотом» непосредственно связаны массовые волнения, которые прокатились по прежде спокойным российским городам. Об исполнении достославных майских указов президента речи уже нет, как бы доходам граждан ниже плинтуса не упасть. Дефицит социальной справедливости и мутного происхождения дворцы на взморье в тучные годы не вызывали раздражения, но под гнетом кризиса, которому конца края не видно, возникает резонный вопрос, почему одним война, а другим — мать родна.

Власть привыкла воспринимать нефтегазовые поступления в казну как бездонную скважину, из которой можно качать валюту до второго пришествия. Много раз было говорено, что на нефтяном рынке продавец не является благодетелем для покупателя, но напротив, он находится в зависимом положении, пусть долго и самозабвенно набивает карманы. Нефть — самый опасный наркотик для того, кто привык к его движению по бюджетным артериям. Ситуация похожа на взлет и падение Испании в XVI–XVII веках, когда при контроле над несметными природными ресурсами корыстолюбие элиты и близорукая политика довели могучую империю до уровня второразрядной страны.

2020 год оказался переломным для нефтяного рынка. Мыслимое дело, нефть уже не кормилица, а обременение. Цены на нефть уходили в отрицательную зону, экспортеры умоляли взять товар и доплачивали покупателям. Были забиты хранилища, нефтебазы и терминалы. Даже танкеры на рейде были заполнены под завязку. Если бы так пошло дальше, пришлось бы ЮКОС в качестве наказания возвращать Ходорковскому.

Экономический кризис, вызванный пандемией, быстрее Греты Тунберг, развернул мир к «зеленой» и альтернативной энергетике. В Калифорнии в 2035 году вводится запрет на продажу бензиновых автомобилей, в Великобритании двигатели внутреннего сгорания увидят красный свет к 2030 году, а гибридные авто — спустя еще пять лет. К 2040 году Daimler, Scania, Man, Volvo, Daf, Iveco и Ford прекращают выпуск грузовиков на углеродном топливе. Чтобы не было надежд на смену ориентиров, ЕС решил к 2030 году сократить углеродные выбросы не на 40%, а сразу на 55 по сравнению с 1990 годом. Поскольку США возвращаются в Парижское соглашение, торпедировать это намерение никто не станет.

Bloomberg объявил, что потребление нефти в мире никогда не вернется на уровень 2019 года. Новые технологии совпадают с политической волей. Экономические рекорды Tesla не объяснить одной лишь харизматической личностью Илона Маска. Daimler и Volkswagen в 2020 году удвоили продажи электромобилей при рекордном падении общих продаж автоконцернов. На память приходит история угольной отрасли. Еще в 2008 году спрос на уголь в США находился на пике, но спустя десять лет крупнейший в мире производитель угля Peabody Energy обанкротился.

Exxon — крупнейшая нефтяная компания мира, подарившая большой политике госсекретаря США и кавалера российского ордена Дружбы Рекса Тиллерсена, который скандально и публично критиковал президента Трампа. Но для нас интереснее то, что впервые за 100 лет Exxon вылетела из биржевого индекса Dow Jones и смотрит снизу вверх на компании, которые занимаются ветряной и солнечной энергетикой. При этом Tesla, несмотря на объективно малое производство, за год подорожала в восемь раз и позволила своему основателю войти в пятерку богатейших людей мира.

Точно так эксперты британского гиганта BP, который недавно подписал с «Роснефтью» соглашение в области «зеленой» энергетики, не видят у нефти будущего. Стратегия компании до 2030 года предполагает сокращение добычи углеводородов на 40 процентов, а также прекращение геологоразведки и инвестиций в новые нефтегазовые проекты.

На Всемирном экономическом форуме в Давосе главной темой был поворот к «зеленой» энергетике, но наша страна в этих диспутах за неимением аргументов не участвовала. Россия, погрязнув в «нефтяной сказке», не удостаивала вниманием «зеленые» технологии, а генералы отрасли хором высмеивали альтернативные источники. Но очень скоро нефть перестанет быть нашей кормилицей, а обернется для страны волчьим капканом.

Но беда не приходит одна. Дело не только в переориентации западного рынка. Нефтяные резервы России истощены. Роснедра пять лет назад прекратили практику аукционов на пользование крупными участками, а Фонд открытых месторождений исчерпан. Максимум добычи нефти в России ожидается в 2022 году, а дальше предстоит почти неминуемый спад из-за истощения старых скважин и отсутствия технологий для новых месторождений, перед которыми опустился железный санкционный занавес.

Наиболее драматичным выглядит технологическое отставание в освоении Арктического шельфа, где сосредоточены основные запасы российской нефти. Из-за санкций «Роснефть» приостановила перспективные проекты на Южно-Приновоземельском, Поморском, Северо-Поморском-1, Северо-Поморском-2, Западно-Матвеевском и Восточно-Сибирском участках.

Уровень расходов российских нефтяных компаний на науку и инновации составляет лишь один процент от мировых. Очевидно, в нефтегазовой отрасли царит психология временщиков, которая сформировалась в 1990-е годы, но не изжита по сию пору. Иллюстрация — драматическая одиссея «Академика Черского», который пытается спасти «Северный поток — 2». Как только западные партнеры выходят из совместного проекта, Россия с могучей армией миллиардеров оказывается в унизительном положении. Вдруг выясняется, что прекрасный яхтенный флот адмиралов отрасли, как дырявое корыто, бесполезен для освоения шельфа и прокладки трубопроводов.

Напоследок еще одно наблюдение Дос Пассоса: «Когда пытаешься скрыть некоторые вещи, они начинают безобразно гнить».

Сергей Лесков

Источник