Военные специалисты
EnglishРусский

Случайна ли смерть Кернеса в Charite?

Случайна ли смерть Кернеса в Charite?

Не сказать, что смерть харьковского градоначальника Геннадия Кернеса случилась как гром среди ясного неба, он давно находился на излечении в известной берлинской клинике «Шарите», но сообщения близких и родных о состоянии его здоровья внушали определенный оптимизм.

Госпитализирован он был сначала в местную больницу, а затем в начале сентября спецбортом доставлен в Берлин. В октябре родственники и друзья мэра распространяли в социальных сетях письмо директора «Шарите» Норберта Сутторпа о том, что Геннадий Адольфович «прогрессирует каждый день и мы надеемся на его полное выздоровление».

О том, что «отец в отличном состоянии» и «его здоровью ничто не угрожает», говорили и сыновья. По их словам, доктора «Шарите» удивлялись «скорости его восстановления». «По большому счёту, если с ним что-то будет не так, я даже не представляю, какие убытки будут в суде для этой клиники», ― отмечал Даниил Привалов, средний сын Геннадия Кернеса.

«Оставшийся на хозяйстве» зам Кернеса Игорь Терехов утверждал, что «Кернес вернётся в Харьков и до 20 декабря проведет сессию горсовета, вот из этого сценария мы исходим, остальные даже не рассматриваются». Но сессию вдруг потребовалось проводить 9 декабря.

Она утвердила победу так и не появившегося в Харькове Кернеса на выборах мэра, а затем по его представлению (электронным письмом из клиники «Шарите») утвердила кандидатуру Терехова на должность секретаря городского совета, т. е. официально второго лица в городе и и. о. градоначальника в случае его отсутствия. Но буквально на следующий день стало известно, что состояние здоровья Кернеса значительно ухудшилось, у него отказали почки, а через несколько дней пришло известие о его кончине.

Нужно отметить, что за все время пребывания Кернеса в «Шарите» не появилось ни одной его фотографии или аудиообращения (и это в разгар избирательной кампании), словам родственников о состоянии его здоровья приходилось верить на слово.

Его ближайший друг бизнесмен Павел Фукс рассказал уже после его смерти, что «он был в сознании, у него в горле была кислородная трубка, поэтому голос изменился, но он общался, говорил по телефону только со мной и с Тереховым.

— А почему не было ни одного видео или фото с ним?

— Он очень рефлексировал по поводу своей внешности, ему все фото не нравились. Он их по сто раз просматривал, отбирал. Он очень педантично относился к собственной внешности».

Отмечу, что, когда в 2014 году Геннадий Кернес проходил лечение в Израиле после тяжелейшего ранения, полученного в результате покушения на его жизнь, фотографии на больничной койке в самом разном состоянии, с любимым жестом «победа» публиковались регулярно. И к слову, непонятно, почему в этот раз его повезли не в Израиль, где, помимо прочего, живет его мама, а в Германию.

В общем, подозрительно выглядит эта история, вызывающая прямые аналогии с тем, как в 2003 году произошел «трансфер власти» в Азербайджане. 8 июля президента поместили в турецкий военный госпиталь «Гюльханэ», и начиная с этого времени он не появлялся на публике. В том же месяце Гейдар, находившийся на лечении, и его сын Ильхам стали кандидатами на пост президента страны.

6 августа самолётом МЧС России президент был доставлен в Кливленд (штат Огайо, США). 2 октября по государственному телевидению Азербайджана было зачитано обращение Гейдара Алиева к народу, в котором он заявил, что снимает свою кандидатуру в пользу сына. На состоявшихся 15 октября президентских выборах победу одержал Ильхам Алиев. По официальной версии Гейдар Алиев скончался 12 декабря 2003 года в клинике города Кливленда (США).

По общему мнению, смерть фактически наступила гораздо раньше, а имела место совместная операция спецслужб России и США, находившихся тогда в партнерских отношениях, по обеспечению спокойного «трансфера власти» в закавказском государстве. Напрашивается предположение, что именно этой «деликатной» задачей обусловлен выбор берлинского медучреждения, к достоинствам которого сложно отнести безупречную деловую и профессиональную репутацию.

Напомню, именно эта клиника взяла на себя опеку над захворавшей в заключении в харьковской колонии Юлией Тимошенко. Ведущие специалисты «Шарите» регулярно приезжали в Харьков для обследования вип-узницы, выпускали пресс-релизы и проводили пресс-конференции, на которых рассказывали, что только её немедленная эвакуация в Берлин для срочной операции способна спасти «лидерку» украинской оппозиции от пожизненной потребности в инвалидном кресле.

Но победила «Революция достоинства», и, как мы помним, Юлия Владимировна в считанные недели без всякой операции бодро зашагала на своих любимых высоченных каблуках.

Когда именно в «Шарите» экстренно вывезли Алексея Навального, бывший депутат Верховной рады Олег Царев напомнил, что, по материалам расследования, которое в своё время инициировала депутатская группа под руководством парламентария Владимира Сивковича, именно сотрудники «Шарите» с подачи ЦРУ фальсифицировали диагноз Ющенко.

«К материалам расследования прилагались видеосъёмка, материалы «прослушки», «наружки» и документы. Начало расследования велось ещё при Кучме силами СБУ, которая в то время ещё не забыла, что совсем недавно СБУ называли КГБ. Ющенко совершенно точно не был отравлен диоксином».

Главным доказательством должны быть результаты анализов крови, так как диоксин никогда не выводится окончательно из организма. В первый раз он сдал кровь именно в Charite, а повторно делать отказался. «Нет никакой уверенности в том, что врачи из Charite выдадут объективный диагноз. У меня нет сомнения, что клиника Charite выдаст такой диагноз, какой будет сочтён политически необходимым», ― отметил Царев, что вскорости полностью подтвердилось.

Но конечно, «Шарите» ― это не медики-прохвосты, за энный прайс лепящие «левые» больничные или иные медицинские документы. Это тот случай, когда «девственность» берегут, чтобы подороже её продать, а точнее, когда высокая репутация нужна для подтверждения политически ангажированных диагнозов, причем в интересах глобальных игроков, а не местечковых конкурирующих группировок. И в данном случае, судя по всему, вмешались силы, находящиеся за пределами Украины, но уделяющие ситуации в ней самое пристальное внимание.

Харьковчане ценили Кернеса не только за хозяйственные успехи, но и за то, что, опираясь на свой авторитет, он умелым маневрированием не только сохранял определенную автономию для своего Харькова, стараясь избегать конфронтации с центральной властью, но и «умиротворял» Харьков, который относится к числу наиболее антимайданных городов Украины. И еще раз отмечу, что все это базировалось на его личном авторитете.

Его уход, да еще в разгар избирательной кампании, мог бы привести к политическому вакууму, который, даже не прилагая особых усилий, могли бы занять представители ОПЗЖ или других антимайданных партий. А это во втором по величине городе страны, который его жители любят называть первой столицей, было признано совершенно недопустимым.

Ведь из крупных городов Украины лишь в Кривом Роге представитель ОПЗЖ смог стать мэром (в ходе весьма замысловатой избирательной кампании), и нигде ОПЗЖ не смогла получить абсолютное большинство в местных советах («Каждый сверчок знай свой шесток»). Однако именно в Харькове в случае ухода Кернеса ситуация могла выйти из-под контроля.

Заочное участие Геннадия Кернеса в выборах позволило избежать такого развития событий. Мирно фактическим градоначальником стал его заместитель Игорь Терехов, а новые выборы неизвестно когда состоятся, их должна назначить Верховная рада, а это совершенно непредсказуемый вопрос.

Сам же Терехов, безусловно, и близко не стоит по политическому весу рядом с покойным Геннадием Кернесом и будет субъектом борьбы за влияние различных олигархических кланов. 11 декабря председателем Харьковского областного совета безальтернативно избрали депутата от «Слуги народа» Артура Товмасяна. Помимо «слуг», за кандидата проголосовали также депутаты от блока Кернеса. Товмасян, равно как и Терехов, ранее работал с министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым.

У Кернеса с Аваковым были крайне неприязненные отношения, мэр Харькова даже прямо обвинял министра внутренних дел в организации покушения на себя. Теперь последний, видимо, без особого труда сделает «родные края» своей персональной вотчиной.

Развешанные по харьковским столбам после смерти Кернеса листовки пророссийского содержания, скорее всего, дело ручных националистов Авакова. Ясно, с какой целью: в период передела власти наводнить город силовиками и националистами всех мастей под формальным предлогом «борьбы с поднявшим голову Русским миром».

В общем, с уходом Геннадия Кернеса почти наверняка исчезнет и последний в постмайданной Украине уголок относительного благополучия, коим являлся Харьков.

Дмитрий Славский,

Источник