Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

В первой части интервью лидер партии «Српска Десница», известный своими патриотическими взглядами, рассказал, почему Никол Пашинян предал армян Нагорного Карабаха, как албанцы вытесняют сербов из Косово и как изменятся отношения Белграда с Подгорицей с приходом к власти местной оппозиции.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

В продолжении беседы с автором Telegram-канала «Балканская сплетница» Миша Вацич объясняет, почему Сербия никогда не вступит в НАТО и каким будет решение косовского вопроса при администрации Джо Байдена, а также рассуждает о сближении республики с Россией и опасности культурных фестивалей в Белграде.

— В сентябре этого года при посредничестве Дональда Трампа в Вашингтоне было подписано соглашение по урегулированию так называемого косовского вопроса, включающее нормализацию экономических отношений. Считаете ли Вы, что положения договора будут выполнены с приходом к власти Джо Байдена? Как, по-Вашему, изменится подход к данному вопросу?

— Считаю, что Джо Байден — человек, который нарушит нынешний относительный покой в мире, и Америка снова станет источником войн и экспортером империалистического глобализма, за которым стоит военно-промышленный комплекс, «лобби смерти». Трамп стоит почти на той же системе ценностей, что и Владимир Путин, и Виктор Орбан, и многие патриотичные лидеры, для которых семья, Бог и любовь к отчизне на первом месте. Байден — его полная противоположность. Сомневаюсь, что он будет выполнять какое-либо соглашение, выгодное другой стороне, а не только эгоистичным интересам deep state (глубинное государство — прим. автора). В прошлом мы уже столкнулись с тем, что договоренности, достигнутые со Слободаном Милошевичем, не выполнили, с Радованом Караджичем — тоже.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

Да, в конце концов, Америка не соблюдает и договор с Россией: например, лично Горбачеву обещали, что НАТО не будет расширяться, а мы видим, что сегодня некоторые страны Организации Варшавского договора стали самыми активными членами Североатлантического альянса. В частности, страны Прибалтики и Польша. Теперь США там старательно взращивают русофобов. Так что с приходом Байдена к власти всему миру не поздоровится. Что касается перемен по вопросу Косово, нам придется намного тяжелее, ведь Джо Байден — фактически продолжатель политики Хилари Клинтон и Мадлен Олбрайт.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

Он отец ложной «косовской независимости», он назвал Хашима Тачи албанским Джорджем Вашингтоном. Поэтому по вопросу защиты Косова и Метохии больше всего надежд сербы возлагают на покровительство Владимира Путина. А «вашингтонские соглашения», вероятно, так и останутся мертвыми словами на бумаге. Они были частью избирательной кампании Трампа и нам сулили большие инвестиции — это действительно огромные деньги, которые Сербия могла бы получить от США в случае их реализации.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

— Многие восприняли заключенное в Вашингтоне соглашение как свидетельство того, что Белград безвозвратно отдаляется от Москвы. Некоторые российские аналитики высказывают версию, что Александр Вучич действует в интересах Запада, а отмену поездки президента и главы МИД РФ в Сербию в конце октября ряд СМИ преподнес как сигнал Москвы о том, что «Белград заигрался в интеграцию с НАТО». Как Вы считаете, подобные мысли имеют под собой основание?

— Я сербский националист, но я также и русофил. У нас, сербов, есть такое выражение: «если бы моя Сербия выступила против России — тогда бы я выступил против такой Сербии». Суть в том, что за период моего участия в политической жизни страны — речь идет о 16 годах, а отслеживаю я ее еще дольше — сербско-российские отношения еще не были на таком высоком уровне, как сейчас.

Что касается отмены визита Путина в конце октября на пике пандемии коронавируса — она не может истолковываться иначе, кроме как вопросами безопасности для здоровья. Также необходимо учитывать происходившую в тот период эскалацию конфликта в Нагорном Карабахе — наибольший вклад по урегулированию все ожидали именно со стороны российской дипломатии, что в итоге и произошло.

Визит господина Лаврова 15 декабря — доказательство того, что в наших отношениях нет проблем — начиная от церемонии зажжения первого в Сербии Вечного огня на территории Мемориала русским освободителям Белграда, заканчивая символичным прощанием.

Сергей Лавров, поднимаясь по трапу самолета, поднял вверх руку с «тремя перстами». Это традиционное сербское приветствие, которое ни один иностранный высокопоставленный дипломат ни разу публично не показывал, а оно в сердце у всех сербских патриотов.

Я в оппозиции к Сербской прогрессивной партии именно по той причине, что ее члены несколько прозападные, хотя при этом и провосточные. В то время как моя «Српска Десница» («Сербские Правые») на первое место ставит интересы Сербии. Мы считаем, что западные оковы нам необходимо заменить русским щитом, ведь рабовладельческое отношение Запада к нашей стране очевидно. Александр Вучич исполняет некоторые указания Запада для того, чтобы добиться перемен, нужных Сербии. Он успешно балансирует, чтобы никогда не сделать того, что навредит русским — были выполнены все требования ЕС, кроме введения санкций против РФ. Он этого не сделает, чему я очень рад.

— ЕС уже осудил отказ Белграда присоединиться к санкциям и заявил, что Сербии рано или поздно придется решать, с кем она — с Россией или с Евросоюзом. Как Белграду найти баланс между соблюдением всех условий для успешной евроинтеграции и сближением с Москвой? В чем Вы его видите?

— Это балансирование между шантажом ЕС (кроме давления в нем есть и некоторые положительные аспекты, из-за которых Сербия тяготеет к вступлению в союз) и братским отношением России к Сербии. У него, к сожалению, кроме культурного и религиозного сотрудничества, пока нет необходимого экономического обоснования для выживания сербской экономики. Если Российская Федерация сумеет снизить ее зависимость от рынков ведущих держав ЕС благодаря своим ресурсам (например, инвестициями и упрощением законодательства для трудоустройства сербских граждан в России), она поддержит единственный народ, который был и остается верным другом на протяжении всей долгой истории существования наших государств.

Небольшими вложениями Москва могла бы решить все недоразумения касательно внешнеполитического «баланса» Сербии. Мы желаем как можно больше развернуться в сторону России, но и она должна нас принять, и осознать свою заинтересованность в более тесном сотрудничестве. А это, разумеется, сильно спровоцирует реакцию Брюсселя и Вашингтона, которые могут ввести против нас новые санкции — во второй раз за короткий исторический период Сербия их может просто не пережить. Если расширением своего присутствия, либерализацией законодательства для сербов и полным открытием рынков для всех сербских товаров Россия «подстрахует» нас от санкций и угроз со стороны Запада, со своей стороны мы сделаем все возможное как надежный союзник русского народа. Москва получит свой опорный пункт в столь геостратегически важной части земного шара — почти посреди Европы. Сербы уже давно жаждут подобного сближения.

— А какое значение для Сербии имеет соглашение о создании зоны свободной торговли, заключенное с ЕАЭС?

— Что касается договора о зоне свободной торговли, в нем есть позитивные аспекты. Он углубляет сербско-русские отношения и имеет огромное значение. Наша партия его приветствовала и поддержала, ведь это еще одно подтверждение того, о чем я уже сказал — отношения Белграда и Москвы сейчас на высшем уровне. И их можно продолжать развивать: считаю, что сейчас не реализуется в полном объеме торговый обмен. Поэтому договор много значит для сербской экономики и промышленности, ведь евразийский рынок огромен — более 183 миллионов людей, ВВП около 2 триллионов долларов. Это соглашение — просто подарок. Особенно после того, как Москва ввела контр-санкции на европейскую продукцию — теперь у наших товаров еще больший рынок. Сейчас нужно с умом это использовать, ведь Запад нам никогда подобного не предложит. Соглашение об ассоциации с Евросоюзом очень вредно для нашей экономики, ведь фактически дает преимущество товарам ЕС, где заводы и предприятия получают серьезные государственные субсидии и потому агрессивно демпингуют на сербском рынке. А договор с ЕАЭС приносит пользу и поднимает экономику Сербии.

— В Белграде недавно прошла очередная «неделя НАТО», организованная Центром евроатлантических исследований Елены Милич. Некоторые западные «мозговые центры» (think-tanks) говорят о том, что Сербия может вступить в Североатлантический альянс к 2024 году. Что Вы думаете по этому поводу?

— Совершенно невозможно. Сербы, которых Альянс рассматривает как «маленьких русских» в сердце Европы, никогда не вступят в НАТО.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

Как говорится, мы «в тылу врага». Запад знает, что если нанесет удар по России, то на стороне русских у него в тылу выступят сербы. Никогда, повторяю, никогда мы не вступим в НАТО. Это позиция всех политических элит, кроме маргинальной прозападной оппозиции. Правительство Александра Вучича придерживается политики военного нейтралитета — проводит учения и с американцами, и со странами ЕС, и с РФ, и даже с арабскими странами.

Также существует большая часть правой или патриотической оппозиции, которая выступает против НАТО еще больше, чем правительство Вучича. Против России выступают противники Сербии. Я верю, что таких у нас едва ли наберется 1-2%. Это известный феномен, он есть и у вас в России — они живут обычно в центре Москвы, а у нас — в центре Белграда: либералы и общественные активисты, которые несут угрозу национальной безопасности. Против НАТО все нормальные жители Сербии. За исключением, разве что, венгров, болгар, или албанцев, которые в НАТО видят союзника. Итак, условно это 3% прозападных предателей, плюс около 9% меньшинств. Остальное абсолютное большинство сербов всегда выступает против НАТО.

Но пользуясь этим вопросом, если уж мы заговорили о статистике, я бы хотел обратить внимание на последнее исследование, которое выпустил «Белградский центр по политике безопасности». В нем констатируется, что 52% сербов готовы участвовать в вооруженном столкновении ради возвращения Косова и Метохии. До недавнего времени наше сознание отравляли лживыми «соцопросами», которые показывали, что 70% сербов якобы больше никогда не возьмут оружие в руки, а молодежь не хочет служить в армии. Как мы видим, это неправда. Кстати, «Сербские Правые» выступают за возвращение всеобщей воинской повинности.

Наибольшую популярность среди молодежи мы получили именно благодаря этому — cербы хочет служить в армии, и хотят вернуть Косово и Метохию. Именно молодежь больше всего полагается на Россию во главе с Владимиром Путиным как на главного внешнеполитического партнера. И я не сомневаюсь, что в будущем мы к этому и придем. А в НАТО — никогда. Единственные, кто может через российские СМИ публично распространять подобные россказни (об отдалении Вучича от России и о стремлении в НАТО) — это люди, связанные с сербскими политиками, которые были в руководстве предыдущего «желтого» режима (по цвету символики «Демократической партии», возглавляемой тогда президентом Борисом Тадичем — прим. автора). Это они подталкивали Сербию к конфликту с Россией и привели нас к рабовладельческим отношениям с ЕС, НАТО и МВФ.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

«Демократическая партия», во время правления которой я подвергся репрессиям и был арестован из-за своего сопротивления выдаче сербских граждан в Гаагу (МБТЮ – прим. автора) и пропаганде ЛГБТ, фактически исчезла как политическая сила. Часть ее лидеров сегодня пытаются переобуться в «правых» патриотов — например, Вук Еремич и Младжан Джорджевич, причем последний представляется великим русофилом, но это не так. Пользуясь случаем хочу пояснить: речь идет о «засланных казачках» западной агентуры, их часть и по сей день на одной волне с Западом — например, Драган Джилас и Борис Тадич.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

Повторюсь: Сербия никогда не войдет в НАТО, и никто не сможет поссорить русский и сербский народы. Я принимал у себя много российских журналистов, часто был собеседником в посольстве РФ, сотрудничал с русскими патриотическими организациями и молодежными объединениями, такими как «Наши» и «Молодая гвардия». Это было, когда  еще я возглавлял «Движение 1389» и организовывал анти-НАТОвские протесты. Я буквально кричал о том, что России нужно быть более вовлеченной. В Сербии должны быть русские СМИ, русское телевидение, как у нас уже есть американское, британское, катарское. Есть «Голос Америки», «Радио свобода», «Дойче Велле», телеканалы N1 (фактически филиал CNN), Аль-Джазира, а скоро откроется и «Евроньюз», но нет ничего русского, кроме сайта и радиопередач маленького «Спутника». Российских СМИ нет и это огромное упущение. Сербы приход так называемого «российского медиа-спецназа» и русских общественных организаций восприняли бы как освобождение. Как я уже сказал, нужно заменить русским щитом наши западные оковы. Мы братский народ, у нас одна вера, общие традиции. Русских встретили бы здесь как освободителей.

— В конце сентября в белградском Центре дезактивации культуры состоялась премьера спектакля о «геноциде в Сребренице», которая вызвала волну праведного гнева части сербского населения. В столице также прошла выставка о событиях боснийской войны, цель которой — рассказать молодому поколению Сербии «правду» о событиях в Тузле. Вы присутствовали на ее открытии и попытались привлечь внимание общественности к искажению исторических фактов. В чем, по-вашему, угроза подобных проявлений современного искусства для безопасности страны?

— Должен признать, что меня очень удивляет этот вопрос: множество журналистов в Сербии брали у меня интервью после этого события, но никто не спросил ничего подобного. Это говорит о развитости сферы госбезопасности и о высокой степени сознательности журналистов Российской Федерации. Сербские медиа, которые финансируются Западом, стремились в неправильном свете представить это событие, но в провокации обвинили меня, а не организаторов мероприятия.

В РФ нет подобной проблемы, поскольку у вас есть совершенный закон. Партия, во главе которой я стою, настаивает, чтобы мы его переняли. Это закон о неправительственных организациях, который определяет их как иностранных агентов и обязывает отчитываться о финансовых средствах, полученных от Запада. Ведь это наилучший способ защиты, когда кто-либо пытается навредить государству, прикрывая это лукавыми названиями «перформанс», «выставка», «культурное представление». А на самом деле под ними скрывается подрывная деятельность. Безопасность Сербии под большой угрозой, если в сердце Белграда организуют представление, которое обвиняет сербов в вымышленном геноциде в Сребренице, которого попросту не было.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

Под угрозой не только безопасность Сербии, но и всего сербского народа — в Республике Сербской и везде, где сербы живут на Балканах. Выставка «Ворота Тузла» преподносит сербов как военных преступников, виновных в артобстреле центра города, в то время как ученые и судебные криминалисты из четырех различных стран (Израиль, Чехия, Франция и Сербия) подтвердили научными экспертизами то, что раны, полученные жертвами, были бы невозможны в случае минометного обстрела с высоты. К повреждению зданий и ранениям пострадавших привели мины, установленные на земле. Ввиду сложившейся обстановки наши диверсанты не могли их установить: во-первых, сербские командиры никогда не отдали бы такого приказа, во-вторых, они теоретически не могли пробиться в центр города и заложить мины.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

Многое ясно указывает на то, что площадь заминировали сами мусульмане и что они сознательно жертвовали своим мирным населением — подобные примеры в истории были. Насер Орич убил достаточно своих соотечественников. Исламские фундаменталисты никогда не жалели гражданских лиц, чтобы достичь «высшей цели».

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

А высшая цель для них состояла в том, чтобы дать НАТО достаточно ложных аргументов и повод для бомбардировок Сербии. Именно из-за события, которое боснийские мусульмане представили как преступление сербов, НАТО и Германия (впервые после капитуляции 1945 года) использовали свое оружие против нашей страны в 1995 году.

И теперь в центре Белграда свободно проходят подобные «культурные мероприятия». Это не та политическая полемика, которую я приемлю — где каждый высказывает свои аргументы в поисках истины. Нет, это «культурное событие» вводит общественность в заблуждение, что мы виновны в геноциде и совершили военное преступление в Тузле, что это мы убивали детей. Это же серьезная атака на безопасность страны. Поэтому я и отреагировал (ведь это мероприятие меня возмутило) и за одну минуту разоблачил всю их ложь результатами научных экспертиз, проведенных судебными криминалистами. Наше государство даже проводило на своем военном полигоне в Никинцах реконструкцию этого события: построили идентичную площадь и обстреляли ее артиллерией с высоты, затем установили мины и, чтобы судить о поражении жертв, расставили манекены. В итоге эксперимент подтвердил выводы, к которым пришли независимые эксперты из четырех стран. 

Против сербов, как и против русских, уже тридцать лет СМИ ведут пропагандистскую войну: нас везде показывают злодеями, что бы мы ни делали. Голливуд часто снимает фильмы, в которых сербы или русские обязательно либо террористы или боевики, либо военные преступники или изгои-диктаторы. В том, что враг использует пропаганду, нет ничего удивительного. Но непозволительно, чтобы он делал это у нас дома.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

Если нечто подобное недопустимо в Москве, то это нельзя позволять и в Белграде. Поэтому моя партия выступила за открытие уголовного дела против всех актеров спектакля «Сребреница» и его режиссера. Мы официально направили в прокуратуру заявление о необходимости привлечь их к уголовной ответственности за надругательство над государственным флагом Сербии и за оскорбление наших религиозных чувств. Участники перфоманса использовали одеяние православного монаха и обрызгали его кровью жертв — ложных, замечу. И этот «монах» пьет их кровь, а остальные актеры стоят ногами на сербском флаге, на котором написаны имена тех жертв. Они преувеличивают число до 8 тысяч и выше, хотя доказана гибель только 700 человек, и это мужчины призывного возраста. Часть из них погибла в бою, часть была расстреляна, и за это осуждены конкретные преступники. Из более чем 45 000 жителей было эвакуировано около 30 000 женщин и детей. Среди убитых в Сребренице не было ни одной женщины, ни одного ребенка, ни одного старика — это были исключительно мужчины, способные воевать. То есть речь идет о военном столкновении, а не о геноциде. Чем больше мы (партия «Српска Десница» – прим. автора) будем вовлечены в политику, тем эффективнее мы, подражая примеру Российской Федерации, сможем противостоять деятельности элементов, подрывающих подобными мероприятиями национальную безопасность Сербии.

— В Белграде также ежегодно проходит фестиваль «Мирдита». Его организаторы утверждают, что пытаются помирить сербское и косовское общества через культурный обмен. Почему Вы были среди граждан, протестующих против открытия мероприятия этой осенью?

«Мирдита» годами раздражает и провоцирует наше общество. Проводится фестиваль всегда в том же мрачном месте, где проходил и тот идиотский спектакль «Сребреница», и выставка «Ворота Тузла». Это еще раз подтверждает, что речь идет об одной неприкрытой антисербской цитадели. Прежде всего, должен подчеркнуть, что не существует «косовского общества», обособленного от сербского, ведь оно его часть. Внутри Сербии есть различные географические регионы — Воеводина, Шумадия, Косово и все эти регионы имеют свои особенности и характеристики, которые в совокупности составляют сербское общество. Значит, косовское общество является в то же время и сербским. Помириться с самим собой невозможно. Косово — неотъемлемая часть Сербии. Cоциально, культурологически и территориально. Их призыв — это манипуляция. Можно говорить о культурном обмене, диалоге между сербским и албанским обществом, сербcком и албанском культурном наследии, но они не об этом говорят. Они намеренно подразумевают нечто «косовское», будто оно является отделенным от Сербии.

В пользу того, что не существует никакого косовского культурного наследия говорит тот факт, что после освобождения в 1944 году в Косово и Метохии безграмотным было 62,5% населения, в то время как в Сербии — всего 20%. Албанцы всегда несли только разрушение. Наиболее показательный пример — мусульманские кладбища в Северной Митровице (северная часть города Косовска-Митровица в крае Косово и Метохия, где живут сербы — прим. автора) не тронуты, сохранены, в то время как сербские надгробия в южной Митровице (часть города, населенная албанцами — прим.автора) разгромлены и осквернены. Каждый год увеличивается число уничтоженных и оскверненных надгробий. Это происходит на всей территории края.

Первая книга на албанском вышла 150 лет назад — в Сербии. И на осле была привезена в Албанию, поскольку у них не были развиты даже дороги. Так что невозможно говорить о культуре страны, которая существует 107 лет. Албания появилась на свет в результате ультиматума великих западных держав для того, чтобы препятствовать выходу Сербии к морю.

Значит, все монастыри — не только в Косово и Метохии, но и те, что относятся к Средневековью в самой Албании, являются сербскими. Святой король Владимир похоронен в Эльбасане, великий сербский царь Душан рожден в Скадаре (Шкодре). Призрен был его столицей. Это подтверждает — чей Призрен и чей Скадар. Однако вернемся к культуре.

Организаторы «Мирдиты» под видом наследия в реальности представляют некую современную культурную деятельность, через которую ведется пропаганда ЛГБТ. Например, у них был спектакль о человеке, которого зовут Адриан Морина — театр одного актера. Спектакль посвящен жизни некого немца нетрадиционной ориентации в нацистской Германии, а затем, как это называют албанцы, в «оккупированной русскими» ГДР. Отождествляя нацистскую Германии с восточной частью страны, освобожденной советскими войсками, они показывают, как в таких условиях живется личности нетрадиционной ориентации. Я не вижу в этом никакой культуры, которой мы могли бы «обменяться».

В прошлом году Шкумбин Тафилай (один из основателей «Мирдиты») в интервью «Радио Свободная Европа» подтвердил, что является сценаристом известных спектаклей проекта «Панта Рей», запущенного в 2016 году в Косово. Главный акцент в нем делается именно на поддержку ЛГБТ. Например, в 2018-м году на «Мирдите» показывали фильм «Брак» о правах сексуальных меньшинств. Последние три года у них главная тема — ЛГБТ и трансгендерность, а это никак не связано ни с историей, ни с культурным наследием. В чем здесь наследие? Это современность.

Истинное наследие Косово и Метохии — это сербские монастыри, наши исторические крепости, города Ново Брдо, Звечан, памятник Газиместан. Это культура Косово и Метохии. Монастырь Высокие Дечаны, Печский патриархат.

Миша Вацич: Сербии нужно заменить западные оковы русским щитом

Было бы абсолютном безобразием, если бы они — а подобные попытки на «Мирдите» уже были — назвали Дечаны «косовским наследием». Или любой другой православный монастырь, которые они сегодня пытаются представить как «византийско-косовскую культуру». Ведь и Дечаны, и Печский патриархат, и Грачаница — святыни для всех сербов и православных христиан, а албанцы хотели их разгромить и сжечь. Они сожгли многие церкви — Церковь Богородицы Левишки (нач. XIV века), Монастырь Святых Архангелов в Призрене (ср. XIV века). В Подуево сорвали крест с церкви и подожгли ее. Тридцать пять монастырей было разрушено в ходе погрома в марте 2004 года. В общей сумме в Косово и Метохии за весь период было разрушено 155 религиозных объектов.

Учитывая это, сложно говорить о культуре, ведь культура — это созидание, а не этнические чистки и разрушение. И тем более — не уничтожение религиозных объектов. Я не говорю, что все сооружения в Косово и Метохии исторически сербские. Cуществует также большое число турецкий мечетей времен османской оккупации, которая длилась около трех с половиной веков, с этим я не спорю. Но это не албанское культурное наследие, а турецкое. Существуют и католические церкви, в которые ходят некоторые албанцы — но это культурное наследие Ватикана. Оно не имеет никакой связи с косовской идентичностью албанцев. Оно связано с католической церковью, которая едина — и в Польше, и в Мексике, и на Косово, и в Италии.

При этом те же люди, что участвуют в «Мирдите» и организуют этот фестиваль, прославляют УЧК («Освободительная Армия Косово», аббревиатура образовалась от албанского Ushtria Çlirimtare e Kosovës — прим. автора), официально участвуют в кампании по поддержке преступников, которых сейчас судят в Гааге, под лозунгом: «У свободы есть имя — УЧК». Думаю, теперь всем все понятно.

Автор: Балканская сплетница

Источник