Военные специалисты
EnglishРусский

Вспоминая Нюрнберг

Вспоминая Нюрнберг

20 ноября 1945 года начался Нюрнбергский судебный процесс над главными нацистскими военными преступниками

Решение о создании международного трибунала над политиками и военными нацистской Германии, ответственными за развязывание Второй мировой войны, было принято на конференции лидеров СССР, США и Великобритании в Потсдаме (17 июля – 2 августа 1945 г.). Вердикт Большой тройки гласил: «Военные преступники и те, кто участвовал в планировании и осуществлении нацистских мероприятий, влекущих за собой или имеющих своим результатом зверства или военные преступления, должны быть арестованы и преданы суду». Правительства всех трёх стран заявили, что «они считают делом огромной важности, чтобы суд над этими главными преступниками начался как можно скорее».

Несколько дней спустя, 8 августа 1945 г., правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили в Лондоне соглашение (к нему присоединились ещё 19 государств), в соответствии с которым был создан Международный военный трибунал. Принятый на конференции устав трибунала наделял его правом признать в качестве преступника не только отдельную личность, но и любую группу или организацию из числа существовавших в нацистской Германии.

Решение принимали победители, но идея суда над правителями блока фашистских государств родилась в странах – учредителях антигитлеровской коалиции задолго до победы над фашизмом. Руководители СССР заявили о необходимости привлечь нацистскую верхушку к уголовной ответственности за развязывание войны уже 22 июня 1941 г. А в октябре 1941 г. правительства США и Великобритании сделали заявления об ответственности гитлеровцев за чудовищные преступления против человечности. Премьер-министр Великобритании У. Черчилль подчеркнул, что «возмездие за эти преступления отныне станет одной из главных целей войны».

Своё стремление добиться привлечения нацистов к ответственности Советский Союз выразил в нотах, направленных всем странам, с которыми он поддерживал дипломатические отношения: «О возмутительных зверствах германских властей в отношении советских военнопленных» (от 25 ноября 1941 г.), «О повсеместных грабежах, разорении населения и чудовищных зверствах германских властей на захваченных ими советских территориях» (от 6 января 1942 г.), «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных зонах и ответственности германского правительства и командования за эти преступления» (от 27 апреля 1942 г.).

14 октября 1942 г. советское правительство заявило об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершенные ими в оккупированных странах Европы. Была подчёркнута необходимость безотлагательно предать суду специального международного трибунала и наказать по всей строгости уголовных законов любого из главарей Германии, оказавшегося в ходе войны в руках властей государств антигитлеровской коалиции.

На конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в Москве осенью 1943 г. этот вопрос стал предметом межгосударственных договорённостей. 30 октября была подписана декларация глав трёх правительств об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства.

Правда, англо-американские союзники не отличались в этом вопросе последовательностью. С одной стороны, У. Черчилль болезненно отреагировал на реплику И.В. Сталина на Тегеранской конференции о том, что надо расстрелять не менее 50 тыс. немецких военных преступников, и заявил, что британское правосудие не может допустить расстрела без суда. С другой стороны, в октябре 1944 г. британский премьер сказал буквально следующее: «Нет уверенности, что для таких преступников, как Гитлер, Геринг, Геббельс, Гиммлер следует применять процедуру суда». На Ялтинской конференции в феврале 1945 г. Черчилль вновь подчеркнул, что «лучше всего было бы расстрелять главных преступников, как только они будут пойманы». Рузвельт, услышав, что Сталин настаивает на проведении суда, в свою очередь, заявил, что процедура не должна быть «слишком юридической». В конце концов, главы стран-союзниц согласились передать вопрос о военных преступниках на изучение министрам иностранных дел.

Ко времени проведения Потсдамской конференции все основные представители правящей верхушки нацистской Германии уже находились в предварительном заключении. Исключение составили покончившие жизнь самоубийством Гитлер, глава управления имперской безопасности рейхсфюрер СС Гиммлер и министр пропаганды Геббельс. Не было установлено место пребывания (а возможно, и гибель) заместителя Гитлера по НСДАП Бормана.

Тем не менее заочно и он был привлечён к суду. В число обвиняемых, кроме Бормана, вошли: Геринг – рейхсмаршал, главнокомандующий германской авиацией; Гесс – до 1940 г. заместитель Гитлера по Национал-социалистической партии (НСДАП); Риббентроп – министр иностранных дел; Кейтель – фельдмаршал, начальник штаба Верховного главнокомандования вооружёнными силами рейха; Кальтенбруннер – обергруппенфюрер СС, начальник имперского управления безопасности и полиции безопасности; Розенберг – заместитель Гитлера по идеологической подготовке членов НСДАП; Функ – министр экономики, президент Рейхсбанка; Денниц – гросс-адмирал, командующий военно-морскими силами, преемник Гитлера на посту главы государства; Шпеер – имперский министр вооружений и боеприпасов и ряд других – всего 24 человека.

Обвинения выдвигались против них и лично, и как членов любой из групп или организаций, к которым они принадлежали: правительственного кабинета, руководящего состава НСДАП, охранных отрядов НСДАП (СС), включая Службу безопасности (СД), Государственной тайной полиции (гестапо), штурмовых отрядов НСДАП (СА), генерального штаба и высшего командования германских вооружённых сил.

Лица, преданные суду, обвинялись в развязывании агрессивной войны в целях установления мирового господства, то есть в преступлениях против мира; в убийствах и истязаниях военнопленных и мирных жителей оккупированных стран, угоне гражданского населения в Германию для принудительных работ, убийствах заложников, ограблении общественной и частной собственности, бесцельном разрушении городов и деревень, бесчисленных разорениях, неоправданных военной необходимостью, то есть в военных преступлениях; в истреблении, порабощении, ссылках и других жестокостях в отношении гражданского населения, совершённых по политическим, расовым или религиозным мотивам, то есть в преступлениях против человечности.

В состав Международного военного трибунала вошли: от СССР – заместитель председателя Верховного суда генерал-майор юстиции И.Т. Никитченко, от США – член федерального Верховного суда Ф. Биддл, от Великобритании – главный судья лорд Д. Лоренс, от Франции – профессор уголовного права Д. де Вабр. Председательствующим был избран Лоренс.

Обвинение было представлено: от СССР – прокурором Украинской ССР Р.А. Руденко, от США – членом федерального Верховного суда Р. Джексоном, от Великобритании – генеральным прокурором X. Шоукроссом, от Франции – министром юстиции Ф. де Ментоном (позднее его сменил Ш. де Риб). Кроме того, каждый главный обвинитель располагал штатом заместителей и помощников.

Процесс, как подчеркнул председательствующий Д. Лоренс, «является единственным в своем роде в истории мировой юриспруденции, и он имеет величайшее общественное значение для миллионов людей на всем земном шаре». Впервые в истории не какой-то отдельно взятый народ, а всё мировое сообщество, Объединённые Нации выразили готовность законно покарать нацистских военных преступников и добиться, чтобы подобное никогда не повторилось.

…Впереди было 315 дней борьбы за то, чтобы не голой волей победителя, как в прежних войнах, а строго по международному закону меч возмездия опустился на головы тех, кто совершил массовые злодеяния против мира и человечества, развязав Вторую мировую войну.

Юрий РУБЦОВ

Источник