Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Путин и Эрдоган в Закавказье: у кого рога торчат полумесяцем

Путин и Эрдоган в Закавказье: у кого рога торчат полумесяцем

Карабахский кризис, его развитие, возможный результат для расстановки сил в Закавказье — всё это описывалось, анализировалось и предсказывалось экспертами в течение многих лет. Для Москвы на этом направлении не могло и не должно было бы быть сюрпризов. Тем более если говорить о нынешней карабахской войне, подготовка к которой со стороны Азербайджана и Турции осуществлялась открыто.

Когда летом вспыхнул приграничный вооруженный конфликт между Баку и Ереваном в районе Товуза, Москве удалось быстро его приглушить. Боевые действия вдали от зоны карабахского конфликта, затрагивающие территорию Армении, обязывали ее выполнить соответствующие положения ОДКБ и вмешаться в ход событий. Изначально эта стычка выглядела загадочной и в чем-то даже тестовой. Именно тогда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, а не его азербайджанский коллега Ильхам Алиев, вышел на телефонный контакт с президентом России Владимиром Путиным, заявляя о готовности выполнить посредническую миссию в урегулировании азербайджано-армянского противостояния, одновременно обозначая позицию «всесторонней поддержки Азербайджана». В Анкаре тогда заявили, что «Турция воспринимает любую агрессию против Азербайджана как агрессию против Турции», конечно, обозначая в роли «агрессора» Армению. В смысловом отношении в таких заявлениях не было ничего нового, кроме завышенных риторических тонов.

Но было и то, на что нельзя было не обратить внимание: Эрдоган демонстрировал, что увел Алиева из-под влияния Путина, точнее, вырвал из рук России определенные рычаги, способные влиять на дальнейший ход событий. Вне зависимости от объективных причин подобное положение дел действительно не являлось и не является негативным ни для репутации Москвы, ни для ее позиций в Закавказье. Алиев никогда не был пророссийски настроенным политиком, чему не придавала значение российская дипломатия. Но и оказавшийся у власти в Армении премьер-министр Никол Пашинян проводил «эксперименты» в выстраивании отношений с Россией, что толкало Москву в сторону дрейфа исключительно в формат Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Выступая на Валдайском клубе, Путин произнес несколько фраз, которые не кажутся дежурной политической риторикой: «Вы сказали о том, что у России всегда были особые связи с Арменией. Но у нас всегда были и особые связи с Азербайджаном. В России проживает более двух миллионов армян и около двух миллионов азербайджанцев».

Это означает, что Москва не считает, как это часто утверждают в Баку и в Ереване, что в «ее руках находится ключ решения нагорно-карабахского конфликта», и на этом направлении ей приходится шагать по узкому коридору возможностей, за пределы которого она не собирается выходить, а гарантом безопасности Армении выступает только в пределах ее официальных границ. Именно при такой диспозиции Алиев решился на карабахскую войну, правда, в ограниченных масштабах и просчитывая возможные действия России, в отличие от Пашиняна, которому была предоставлена возможность любого маневрирования в западном направлении, но с опорой только на свои собственные силы. Что касается Путина, то он ясно дал понять: Москва не собирается превращаться в заложника чьих-либо интересов в Закавказье, идя на обострение с Турцией, но готова остановить ее в случае удара по Армении.

На такой ход Эрдоган вряд ли решится. В то же время он понимает, как пишет турецкое издание Hürriyet, что, «независимо от результатов карабахской войны, ему сложно будет в одиночку удерживать новый для себя закавказский фронт, и поэтому он предложил Путину двусторонний механизм по Карабаху», так как «МГ ОБСЕ не может решить эту проблему». Как считают турецкие эксперты, «это предложение президента основывается на выработке решения при использовании влияния Турции на Азербайджан и влияния России на Армению в качестве метода». Путин указывает на Минскую группу в качестве адреса для урегулирования нагорно-карабахского конфликта и подчеркивает положение Турции в этой группе. Важный вопрос здесь заключается в том, насколько положительно Путин относится к тому, чтобы Анкара играла свою роль в Закавказье.

В этой связи особое значение приобретает то, в какой момент с военной точки зрения Турция и Азербайджан решат остановиться в карабахской войне. Как считает французское издание Le Point, «новизна ситуации в том, что в этом регионе формируются контуры новой игры, связанной с новым раскладом сил». Открывается новый сюжет: советник президента США по национальной безопасности Роберт О’Брайен сделал заявление, что начались консультации без участия Баку и Еревана о вводе в зону конфликта в Нагорном Карабахе миротворческого контингента, в котором будут представители нейтральных государств, например из Скандинавии. Ранее президент США Дональд Трамп сравнивал ситуацию в Нагорном Карабахе с Косово и Сербией. Судя по заявлениям и действиям американского и намеков армянского руководства, повторение косовского сценария в Нагорном Карабахе не исключено. Руководитель комиссии США по армянским вопросам Фрэнк Паллоне уже подготовил проект резолюции для Конгресса США, в котором предлагается признать независимость Нагорно-Карабахской республики, а также осудить Азербайджан и Турцию за развернутую агрессию. С аналогичным предложением выступила и член Палаты представителей Конгресса Грейс Наполитано.

Пока реакция со стороны Кремля на все это более чем сдержанная. Только призыв разрешать конфликт путем переговоров, но в формате МГ ОБСЕ. С одной стороны, Баку вывел Анкару на потенциальное противостояние в регионе с Москвой. С другой, Ереван стремится заручиться поддержкой России в борьбе с Азербайджаном, но в перспективе не против и миротворческого корпуса, хотя отдает пока что предпочтение российскому контингенту. Баку это может устроить, так как передача ситуации в руки «дружественного Запада» приведет к реализации косовского сценария, оставляя на бобах Эрдогана с Алиевым. А может быть и Путина. Так что для всех наступает момент исторического выбора.

Станислав Тарасов

Источник