Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Нагорный Карабах: Путин перестал быть для Алиева главным брокером

Нагорный Карабах: Путин перестал быть для Алиева главным брокером

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова сообщила, что «Россия прорабатывает возможность организации переговоров глав МИД Армении и Азербайджана в Москве, ведутся консультации о возможных сроках начала таких переговоров». По ее словам, «прорабатываются различные схемы действий, среди прочего нами предложено предоставить московскую площадку с целью организации встречи глав внешнеполитических ведомств России, Армении и Азербайджана с участием сопредседателей Минской группы ОБСЕ». Одновременно пресс-служба Кремля распространила следующее заявление: «После серии телефонных переговоров с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном президент России обращается с призывом прекратить боевые действия, ведущиеся в зоне нагорно-карабахского конфликта, по гуманитарным соображениям с целью обмена телами погибших и пленными».

Обозначим некоторые важные нюансы. Накануне министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан анонсировал начало переговоров по урегулированию карабахской проблеме в Женеве с продолжением в Москве при участии сопредседателей Минской группы. Выступая в Национальном собрании, он говорил, что первой задачей является «незамедлительное прекращение конфликтующими сторонами огня без выдвижения каких-либо условий», чтобы найти решение, которое позволило бы «и одной, и другой стороне вернуться к нормальной жизни». Вторая задача: переход к базовым основам урегулирования конфликта, которые могут претерпеть определенные изменения. Наконец, смысл еще одной позиции, которая разделяется всеми странами — сопредседателями МГ ОБСЕ, заключается в том, что Турция не может быть участником переговорного процесса по урегулированию конфликта. Действительно, в Женеве, куда прибыл только глава МИД Азербайджана Джейхун Байрамов, прошли его переговоры с сопредседателями Минской группы, которые почему-то проходили в закрытом режиме и за пределами комплекса ООН, в секретном месте. Удивительное тут в том, что такая встреча вообще состоялась, поскольку Баку отказался начинать полноценные переговоры по урегулированию конфликта «без предварительных условий», выставляя свои.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что целью его страны является возвращение территории Нагорного Карабаха, и прекращение огня может быть предпринято только после предоставления Ереваном графика вывода войск из Нагорного Карабаха. Баку также выступает за то, чтобы Турция, приняла участие в посреднической миссии. Градус напряжения повысила и Анкара, заявляя, что МГ ОБСЕ не достигла результатов и тот формат должен быть изменен. Понятно, что Байрамов в Женеве не мог отойти от таких позиций, что превращает московскую площадку в усеченное переговорное пространство, ограниченное следующей позицией: прекратить боевые действия по гуманитарным соображениям с целью обмена телами погибших и пленными. В то же время некоторые турецкие эксперты заявляют, что таким образом МГ ОБСЕ «пытается сбить темпы наступления Азербайджана в Нагорном Карабахе и выиграть время для перегруппировки сил». Их рекомендации Анкаре сводятся к тому, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган должен начать переговоры по Нагорному Карабаху со своим российским коллегой Владимиром Путиным, чтобы не только обозначить, но и «закрепить возросшую роль Турции в Закавказье».

Для этого необходимо убедить Кремль в том, что без посреднической миссии Анкары и Москвы остановить войну в Карабахе «будет сложно или невозможно». Как говорит старший директор программы по Турции вашингтонского Фонда защиты демократии и бывший член турецкого парламента Айкан Эрдемир в интервью русской службе «Голоса Америки» (СМИ — иностранный агент), для России и Турции продолжающиеся боевые действия в Нагорном Карабахе «представляют собой проблему, но они открывают и ряд возможностей». По его мнению, Баку и Ереван выдут из войны ослабленными, в силу чего Анкара и Москва могут продиктовать им свои условия (а это формула Льва Троцкого, которую использовали московские большевики в отношениях с Кемалем Ататюрком в 1920-х годах — С.Т.). Эрдемир полагает, что тогда Эрдоган получит возможность «разыграть с Россией азербайджанскую карту в Сирии и Ливии, где стороны поддерживают противоположные силы». По его словам, «отношения Турции с Азербайджаном для Анкары всегда будут иметь детальные расчеты касаемо того, как выстраивать сложный клубок отношений с Путиным».

Но Эрдоган — не Ататюрк, а Путин — не Ленин, да и Ленин вместе со своим соратником Сталиным не закрыл путь Турции в Закавказье и в целом проиграл Ататюрку, наивно веря в возможности «мировой революции». Однако Ататюрк вел борьбу на своей территории, а Эрдоган — на землях сопредельных государств (Ирака, Сирии, Ливии), и он использует в качестве геополитического инструментария Азербайджан, эксплуатируя, как пишет Stratfor, «проблемы азербайджанской идентичности, втягивая его в пучину смуты, если иметь в виду проблемы этнических азербайджанцев в соседнем Иране». Помимо того, полагает известный французский востоковед и бывший высокопоставленный офицер французской разведки Ален Родье, «Эрдоган серьезно опасается появления наряду с Республикой Арцах (Нагорный Карабах) независимого Курдистана в Сирии», того, что так называемый армянский сепаратизм сольется «с курдскими движениями на юго-востоке Турции». Вот почему Москва действует предельно осторожно и полагается на разрешение ситуации посредством МГ ОБСЕ.

Ситуация изменилась. Война в Нагорном Карабахе показала, что Путин перестал быть для Алиева главным брокером и ему приходится действовать в рамках более широкой коалиции своих коллег из стран — сопредседателей МГ ОБСЕ. Дальнейших ход событий больше зависит не от итогов предстоящих московских переговоров глав внешнеполитических ведомств России, Азербайджана и Армении, а от того, кто в карабахской войне окажется близок к победе. Но в долгосрочном плане битва в Закавказье еще только начинается.

Станислав Тарасов

Источник