Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Кабинет Суга в отношении России начинает явно не с того

Кабинет Суга в отношении России начинает явно не с того

Похоже, кабинет министров Японии во главе с новым премьером Ёсихидэ Суга решил с самого начала в отношениях с Россией расставить точки над «i». Если до назначения на высокий пост Суга осторожно упомянул лишь о стремлении «прояснить вопрос принадлежности четырех островов» — российских южнокурильских островов, то теперь нашей стране и миру заявлено, что все эти острова находятся… под «полным суверенитетом» японского государства.

На пресс-конференции перед журналистами вновь назначенный генеральный секретарь кабинета министров Кацунобу Като огласил позицию правительства, а значит, и самого Суга, заявив: «Мы не хотим перекладывать проблемы в японско-российских отношениях на плечи последующих поколений. В курсе Японии на решение с Россией территориальной проблемы и подписание мирного договора изменений нет. Наша страна обладает полным суверенитетом над северными территориями. В этой незыблемой позиции Японии, а также в том, что предметом мирных переговоров с Россией является возврат Японии всех четырех островов, никаких изменений также нет».

Такую позицию японское правительство занимает с 2009 года. Когда обе палаты японского парламента единогласно в одностороннем порядке «провозгласили» суверенитет своей страны над принадлежащими Российской Федерации островами южной части Курильской гряды — Кунаширом, Итурупом, Шикотаном и группой мелких островов Плоские, Хабомаи по-японски. Попытки Москвы, в частности, российских законодателей, протестовать были фактически Токио проигнорированы. Это привело к дипломатической коллизии, когда на данные территории предъявляют суверенные права как Россия, так и Япония. Скажем больше: согласие российских властей, хотя и под видом переговоров о заключении мирного договора, обсуждать в закрытом порядке с высшими официальными лицами Японии принадлежность тех или иных российских территорий и возможность их «передачи» может рассматриваться в Токио как молчаливое признание Москвой, по крайней мере, факта японских притязаний на южные Курилы. А значит, и терпимое отношение к объявлению японским парламентом «полного суверенитета» на них своего государства.

Это, как вытекает из позиции японского правительства, позволяет-де Токио протестовать против неугодных ему действий и мероприятий российских властей на указанных островах. Поводом для «подтверждения» японского суверенитета на южных Курилах избрано сообщение о том, что 1500 военнослужащих российской армии начали плановые военные учения на тренировочных полигонах на островах южных Курил. Длительное муссирование на российско-японских переговорах надуманного «территориального вопроса» позволяет, как считают в Токио, выступать с дипломатическими демаршами в адрес Москвы. Представитель японского правительства Като сообщил: «В связи с объявлением российской стороной о том, что с 29 сентября на этих территориях начинаются учебные артиллерийские стрельбы, мы заявляем о том, что это свидетельствует о дальнейшем усилении военных приготовлений России на островах, и в соответствии с нашей неизменной позицией, направляем России по дипломатическим каналам протест с констатацией неприемлемости таких ее действий».

Свой демарш японская сторона использовала и для того, чтобы дезавуировать распространявшиеся при прежнем премьер-министре Синдзо Абэ различного рода слухи и инсинуации о якобы согласии японского правительства ограничить территориальные требования к России лишь островами Малой Курильской гряды, то есть островом Шикотан и островами Плоские. Сегодня со всей определенностью нам заявляют, что новое японское правительство возвращается к прежней политике времен Холодной войны, когда Токио под давлением Вашингтона требовал «незамедлительного одновременного возвращения всех северных территорий». Уместно напомнить, что существует и расширительное понимание придуманного в 60-е годы прошлого столетия в МИД Японии термина «северные территории», а именно включение в эту несуразную «географическую новацию» всех Курильских островов до Камчатки и ностальгически именуемую в Японии «Карафуто» южную половину русского острова Сахалин.

На сегодняшний день для японского правительства и лично премьера Суга важно получить согласие высших руководителей РФ продолжать переговоры о «принадлежности четырех островов». Японская сторона этого не скрывает.

Как сообщила японская телерадиокорпорация NHK, основные тезисы выступления Като заключаются в том, что Япония «продолжит поиск путей решения территориальной проблемы и заключения мирного договора с Россией». «Мы не хотим перекладывать проблемы в японско-российских отношениях на плечи последующих поколений. В курсе Японии на решение с Россией территориальной проблемы и подписание мирного договора изменений нет. Наша страна обладает полным суверенитетом над северными территориями. В этой незыблемой позиции Японии, а также в том, что предметом мирных переговоров с Россией является возврат Японии всех четырех островов, никаких изменений также нет», — обозначил политик на пресс-конференции позицию нового японского правительства.

В России же, судя по заявлениям министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, похоже, меняют отношение к заключению через 75 лет после окончания войны ставшего анахронизмом «мирного договора», справедливо усматривая стремление Токио через такой договор добиться пересмотра территориальных итогов Второй мировой войны, что для нашей страны неприемлемо.

Глава российского внешнеполитического ведомства ныне гораздо четче, чем ранее, формулирует смысл и содержание договора с Японией, который должен не «ликвидировать формальное состояние войны», как утверждают плохо знающие историю отношений двух стран журналисты и политологи, а заключить соглашение, определяющее на будущее принципы и направления добрососедства и сотрудничества двух соседних стран. «Мирный договор России с Японией должен включать не только нынешний уровень двусторонних отношений, но также и ориентиры их дальнейшего развития», — заявляет глава внешнеполитического ведомства России. Именно о таком договоре, а не о мирном договоре-анахронизме уже давно говорят специалисты по российско-японским отношениям, разъясняющие, что все вопросы, обычно составляющие содержание мирного договора, включая прекращение состояния войны и восстановление дипломатических, торгово-экономических и иных связей, отражены в Советско-японской совместной декларации 1956 года и последующих документах.

Однако готовы ли в Японии к подписанию такого всеобъемлющего договора с Россией, нацеленного не на реваншистский пересмотр итогов Второй мировой войны, а на всестороннее развитие отношений двух стран-соседей, о чем говорил премьер Суга в телефонном разговоре с президентом Путиным? Судя по заявлениям генерального секретаря японского кабинета министров, пока нет…

Анатолий Кошкин

Источник