Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Будет ли Суга, как Абэ, использовать экономические приманки, чтобы завладеть Курилами?

Будет ли Суга, как Абэ, использовать экономические приманки, чтобы завладеть Курилами?

Продолжать ли затаскивать японцев на наш Дальний Восток или самим засучить рукава?

Скажу откровенно, о невысоком мнении японских специалистов по японо-российским отношениям по поводу проводившихся во Владивостоке каждый сентябрь Восточных экономических форумов (ВЭФ) знал и раньше. Однако, являясь убежденным сторонником интенсивного развития русского Дальнего Востока и Сибири, не хотел привлекать внимание к этим сомнениям  в российских СМИ.

Было очевидно, что ежегодное личное присутствие на этих форумах японского премьер-министра Синдзо Абэ преследовало не столько экономические, сколько чисто политические цели, а именно склонение российского руководства к удовлетворению в обмен на гипотетическую помощь в развитии восточных районов России японских требований о сдаче Японии законно принадлежащих нашей стране южно-курильских островов с омывающими их и богатейшими ресурсами акваториями.

Воздерживались от открытой критики ВЭФ и солидные японские издания, дабы не нарушать замыслы Абэ-сана. Однако теперь, когда произошла смена премьера, о встречах во Владивостоке стало возможно говорить без комплиментов, объективно. Что и попыталось сделать японское издание SankeiBiz в статье с характерным заголовком: «Холодный взгляд на экономические события на российском Дальнем Востоке. При новом кабинете японские предприятия могут рассматривать экономические проекты в России не столь привлекательными».

Как отмечает автор статьи Нобуёси Курокава, «с самого начала проведения форумов внутри России начали раздаваться критические голоса о несоразмерности получаемых от Восточных форумов результатов  тем колоссальным затратам, которые требовались на их проведение. В тех японских деловых кругах, которые проявляли интерес к развитию бизнеса с Россией, довольно быстро укрепилось мнение о том, что «ВЭФ – не то мероприятие, на котором нужно присутствие капитанов японского бизнеса и руководителей крупнейших японских корпораций»». Однако такое присутствие было нужно Абэ для демонстрации Путину своих возможностей воздействовать на японский крупный бизнес в плане активизации работы на российском рынке, хотя в действительности это не так.

Еще в 1992 году, когда козыревский МИД РФ замышлял в тайне от народа позорную сделку с Японией «Курилы за инвестиции», 20 докторов и профессоров – специалистов по Японии – разъясняли в Открытом письме тогдашнему президенту Б. Ельцину:

«Глубоким заблуждением, навязанным руководству нашей страны японской пропагандой, является мысль, будто территориальные уступки или же обещания уступок в будущем (вроде «пятиэтажного плана решения территориального вопроса» или признания «потенциального суверенитета Японии» над спорными островами) приведут к тому, что на нашу страну прольются обильные «иеновые дожди»: японские банки и предпринимательские фирмы не подчиняются токийским политикам и дипломатам и никогда не пойдут на альтруистические, благотворительные финансовые и экономические операции. Зато в политическом мире Японии в случае уступок японским территориальным домогательствам наверняка активизируются реваншистские силы, выступающие не только с притязаниями на четыре южных острова, но и на все Курильские острова и даже на Южный Сахалин. Вот почему путь каких бы то ни было уступок необоснованным и незаконным японским территориальным требованиям – это недальновидный путь».

Однако нет пророков в своем отечестве. Некоторые в нашей стране до сих пор одержимы  стремлением получить материальную благодарность японцев за российские острова. Благодарность, конечно, будет, но одноразовая и не столь крупная, как кое-кто рассчитывает. Как говорил автору этих строк влиятельный японский политик, «мы не намерены много платить за возвращение наших же островов».

Сейчас японские деловые круги не рвутся вкладывать капиталы в проекты развития российского Дальнего Востока и Сибири, считая их рискованными и не несущими большой прибыли. Исключения делаются лишь для энергетических проектов. Курокава приводит мнение генерального директора российского Центра развития региональной политики Ильи Гращенкова, который в одном из интервью признавал: «Немалая часть соглашений, подписываемых в ходе Восточных экономических форумов, не работает. Причиной тому становятся западные санкции против России, последствия пандемии коронавируса и просто невыгодность проектов. Имелось немало примеров того, когда иностранные, прежде всего японские, инвесторы уклонялись от «опасных планов», опасаясь убытков».

Воздействие ВЭФ, требующих больших затрат, на развитие дальневосточного региона весьма ограничено. В статье утверждается, что, «несмотря на огромные средства, вкладываемые российским правительством в Дальний Восток, экономическая ситуация в регионе далека от благополучной. Если в дальневосточной столице и месте проведения форумов Владивостоке жизнь еще как-то налажена, то в окружающих территориях экономика находится в глубоком застое». В качестве примера недовольства местного населения своим положением приводятся «всем памятные продолжавшиеся не одну неделю в Хабаровске демонстрации протеста местных жителей против ареста бывшего губернатора края». Автор цитирует доцента Федерального дальневосточного университета Артёма Лукина, который указывает на то, что «истинная причина народных выступлений в Хабаровске кроется в глубоком недовольстве населения неблагоприятным экономическим положением в регионе».

Курокава фактически признает провал и широко разрекламированного в России обещания Абэ Путину осуществить в России план экономического развития из 8 пунктов, признавая, что этот план был своеобразной приманкой, методом склонить российское руководство к территориальным уступкам. Японский автор пишет: «В контексте поиска путей решения территориальной проблемы японское правительство в недавнем прошлом согласилось с известными планами развития совместной с Россией хозяйственно-экономической деятельности по 8 направлениям. Однако факт остается фактом – особого развития эти планы не получили. И возникают сомнения в том, что новое японское правительство сохранит интерес к проектам на российском Дальнем Востоке, в том числе к активному участию в Восточном экономическом форуме». Курокава приводит мнение того же Артёма Лукина, который констатирует: «Становится ясным, что интерес японского бизнеса к российскому Дальнему Востоку тает». При этом высказывается сомнение по поводу того, что новый японский премьер примет участие в очередном Восточном экономическом форуме в случае его проведения в будущем году. Зная реальное отношение японского бизнеса к долгосрочной работе в России трудно не согласиться с таким прогнозом.

Как известно, ничего не получается и с привлечением японского бизнеса на наши Курильские острова, где их интересует лишь возможность беспрепятственно вылавливать в российской экономической зоне и… территориальных водах нашей страны (?!)  ценные породы рыб и другие деликатесные морские продукты в больших объемах. А посему не пора ли отказаться от ожидания «японского дяди», готового бескорыстно помогать развивать на пользу России и ее народа территории, на которые Япония назойливо претендует? Опыт строительства современных рыбоперерабатывающих заводов на Южных  Курилах с привлечением технологий и оборудования, преследующих экономическую выгоду зарубежных стран, весьма убедителен и должен быть продолжен. Если японские производители не захотят терять прибыли от такого сотрудничества, они, как уже бывало ранее, отбросят навязываемые им политические подходы и займутся чистым бизнесом с Россией. Уместно напомнить, что в 1970-е годы в условиях ограничений КОКОМ и разгар холодной войны Япония делила с ФРГ первое-второе места в экономическом сотрудничестве СССР с капиталистическими странами.

Анатолий КОШКИН

Источник