Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Государственный Комитет Обороны: орган власти чрезвычайный и эффективный

Государственный Комитет Обороны: орган власти чрезвычайный и эффективный

Одна из важнейших предпосылок Великой Победы

С завершением Великой Отечественной, а затем и Второй мировой войны Советский Союз все быстрее переходил на мирные рельсы. Сравнительно незаметным для политической жизни страны стало упразднение 4 сентября 1945 г. Государственного Комитета Обороны СССР – чрезвычайного органа власти, который управлял страной все четыре года войны.

Даже совершенно далекий от военного дела человек не станет отрицать, что война – это особое состояние общества, кардинально отличающееся от мирного времени и требующее от государства, общества, каждого человека по самому большому счету. И тех, кто к ней заранее не готовился, не продумал, как будет жить и действовать в военное время, война тем более не щадит.

Увы, до самого 22 июня 1941-го руководство Советского Союза недооценивало все огромное значение этого вопроса. Между тем крупные неудачи и поражения на фронте, масштаб и сложность задач по переводу экономики с мирных на военные рельсы, по мобилизации всех сил и средств на отпор агрессору показали, что существовавшая с довоенных времен система управления не в состоянии обеспечить быстрое превращение страны в единый военный лагерь.

«Отсутствие системы мы прочувствовали с особой остротой в первые дни Великой Отечественной войны, – вспоминал член советского правительства нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов. – Государственная машина, направленная по рельсам невероятности нападения Гитлера, вынуждена была остановиться, пережить период растерянности и потом повернуть на 180 градусов. Последствия этого пришлось исправлять на ходу ценою больших жертв».

Государственный Комитет Обороны: орган власти чрезвычайный и эффективный

В соответствии с суровыми требованиями военного времени перестраивалась организационная структура, изменялось содержание деятельности, совершенствовались методы и стиль работы органов государственной власти, государственного и военного управления и руководящих должностных лиц. Остановить нацистское нашествие, а затем и победить врага можно было лишь в том случае, если все звенья государственного управления работали бы как единый механизм, обеспечивая точное и своевременное исполнение всей управленческой вертикалью решений высших органов власти. В условиях резкого перехода от мира к войне на первый план выходили: способность органов государственной власти и управления к быстрой перестройке на военный лад, разумное сочетание жесткого централизма и инициативы снизу, высокая исполнительская дисциплина, строгий спрос за порученное дело, компетентность лиц, занятых управлением страной и вооруженными силами.

Чрезвычайные испытания, обрушившиеся на страну, потребовали и чрезвычайных методов государственного и военного управления. 30 ию­ня 1941 г. постановлением Президиума Верховного Совета СССР, Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) был образован ГКО. Этот орган власти не был предусмотрен Конституцией СССР, его учреждение диктовалось экстремальными условиями катастрофического начала войны, необходимостью скорейшей мобилизации всех материальных и духовных сил для отражения агрессии и требованиями максимальной централизации руководства страной.

В состав ГКО вошли: И.В. Сталин (председатель), В.М. Молотов (заместитель председателя), К.Е. Ворошилов, Г.М. Маленков, Л.П. Берия. Именно указанные руководители и присоединившиеся к ним по ходу войны Н.А. Вознесенский, Л.М. Каганович, А.И. Микоян и Н.А. Булганин взяли на себя всю полноту власти в стране в ключевой для нее час.

Все члены ГКО состояли в Политбюро ЦК ВКП(б), они же, за исключением Маленкова, входили в руководство правительства: Сталин как председатель СНК, Молотов, Берия и Ворошилов как его заместители. Маленков, занимавший сугубо партийные посты – секретаря ЦК и начальника Управления кадров ЦК, вместе со Сталиным как генеральным секретарем ЦК ВКП(б) представлял партийную ветвь в ГКО. Если учесть, что Сталин, Молотов, Ворошилов входили и в состав Ставки ВГК – высшего органа стратегического управления вооруженными силами, становится окончательно ясно, насколько централизованный характер приняла с началом войны система власти.

Главная особенность нового устройства власти в СССР состояла в том, что ГКО, будучи чрезвычайным органом управления, сосредоточил в своих руках всю полноту власти, его решения и распоряжения были обязательны для всех государственных, военных органов, партийных комитетов и общественных организаций, всех граждан страны. С созданием ГКО претерпели серьезные перемены конституционные органы государственной власти и управления – Верховный Совет СССР и Совнарком СССР: они заняли подчиненное по отношению к ГКО положение, их функции и полномочия стали быстро сужаться. Формальный глава государства – председатель Президиума ВС СССР М.И. Калинин даже не входил в состав ГКО.

Кардинальному изменению подверглись не только организационная структура, но и содержание деятельности высших органов государственной власти. Глобальную задачу организации отпора гитлеровской агрессии ГКО решал на трех основных направлениях.

Осуществляя политико-административное управление, он принимал меры к укреплению правопорядка в стране и воинской дисциплины, устанавливал порядок эвакуации населения и промышленного потенциала, регулировал вопросы межгосударственных отношений, в т. ч. создания на территории СССР иностранных военных формирований, определял меры по выселению в отдаленные районы страны отдельных групп населения.

Обеспечивая военно-хозяйственное управление страной, он определял параметры развития военной экономики, утверждал планы и организовывал производство оружия, боевой техники и другой продукции военного назначения, принимал меры к строительству оборонительных рубежей, устанавливал нормы снабжения, решал иные задачи в условиях начавшейся войны.

Решая задачи военно-стратегического руководства вооруженными силами, он определял общую численность армии и флота, соотношение видов и родов войск, объём и сроки призывов и мобилизаций, принимал решения о формировании новых частей, соединений, объединений и об изменении организационной структуры штатов уже существующих, осуществлял назначение высшего командного состава.

Военно-стратегическое руководство Вооруженными силами СССР ГКО осуществлял через военно-управленческий орган, созданный тоже уже после начала войны – Ставку Верховного Главнокомандования.

Большую часть своих усилий ГКО посвятил решению военно-экономических проблем: из 10 тыс. постановлений на них приходится две трети. Центр сосредоточения своих усилий в военно-хозяйственной области – форсированное производство боевой техники и вооружения – ГКО продемонстрировал уже своим постановлением № 1сс от 1 июля 1941 г. «Об организации производства средних танков Т-34 на заводе «Красное Сормово»».

В основу деятельности ГКО был положен принцип строжайшей персональной ответственности. Сразу же после назначения на свой пост каждый член ГКО получил конкретное задание и отвечал за порученный участок. Так, Берия был назначен уполномоченным по вопросам вооружения, отвечавшим за выполнение и перевыполнение промышленностью планов производства всех видов вооружения, кроме того, он курировал угольную, нефтяную и лесную отрасли, Маленкову в качестве уполномоченного ГКО было поручено руководить производством танков, за Ворошиловым закреплялась военно-мобилизационная работа.

Процесс перераспределения обязанностей в рамках ГКО не был кратким и однолинейным, он отражал как поиск наиболее оптимальных вариантов решения, так и скрытую борьбу между отдельными политическими деятелями за расширение собственных сфер влияния. По ходу войны заметнее, чем у других членов ГКО, рос политический вес Берии. В мае 1944 г. он возглавил вместо Молотова образованное в декабре 1942 г. Оперативное бюро ГКО, к ведению которого были отнесены контроль и наблюдение за работой всех наркоматов оборонной промышленности, железнодорожного и водного транспорта и большинства промышленных наркоматов. С конца 1944 г. Берия, сохраняя полномочия наркома внутренних дел и ставший заместителем председателя Совнаркома, по личному указанию Сталина стал еще и курировать работы по «атомному проекту».

Что касается методов управления ГКО, то высшее государственное руководство шло по линии их ужесточения. Доминирующим был административно-командный, директивный метод: привычный для кадров ещё по довоенному времени, он оказался наиболее адекватным условиям войны.

Собственного аппарата ГКО не имел и опирался на существовавшие управленческие и общественные органы, а также своих уполномоченных в крупных городах, на важнейших промышленных объектах, железных дорогах, стройках. Осуществляя жесточайший контроль над выполнением постановлений ГКО по выпуску военной продукции, они обладали на местах, по существу, неограниченными правами. Всем органам власти и управления предписывалось выполнять их требования неукоснительно.

Кроме того, с осени 1941 г. в 65 прифронтовых городах действовали комитеты обороны, в состав которых вошли председатели исполкомов Советов депутатов трудящихся, начальники гарнизонов, руководители органов безопасности во главе с секретарями обкомов или горкомов партии.

В историческую литературу проникло утверждение, будто ГКО был виртуальным органом, в реальности не существовавшим. За аббревиатурой, призванной якобы служить лишь имитацией коллективного руководства, скрывалась, мол, лишь единоличная власть Сталина. Немыслимую ранее степень концентрации власти в руках этого человека отрицать бессмысленно. Однако нет никаких оснований говорить и о некоей условности ГКО.

Обратимся к авторитету Г.К. Жукова, который в силу служебных обязанностей начальника Генерального штаба, а позднее – заместителя Верховного Главнокомандующего регулярно участвовал в работе высшего органа власти времен войны. «На заседаниях ГКО, которые проходили в любое время суток, как правило, в Кремле или на даче И.В. Сталина, обсуждались и решались важнейшие вопросы, – вспоминал маршал. – Планы военных действий рассматривались Политбюро Центрального Комитета партии и Государственным Комитетом Обороны. На заседания приглашались народные комиссары, которым предстояло принять участие в обеспечении операций. Это позволяло, когда появлялась возможность, сосредоточить огромные материальные силы на важнейших направлениях, проводить единую линию в области стратегического руководства и, подкрепляя ее организованным тылом, увязывать боевую деятельность войск с усилиями всей страны».

Маршал вспоминал также, что заседания ГКО проходили в деловой атмосфере, нередко возникали острые споры, при этом мнения высказывались определенно и резко. Если к единому мнению прийти не удавалось, создавалась комиссия из представителей крайних сторон, которой и поручалось доложить согласованные предложения на следующем заседании.

В зависимости от содержания принятые членами ГКО решения оформлялись в виде постановлений ГКО, СНК СССР, директив ЦК ВКП(б), указов Президиума Верховного Совета СССР, а если вопросы касались вооруженной борьбы и военного строительства, то директивами Ставки ВГК и приказами наркома обороны СССР Сталина.

Жестокая практика войны подтвердила, что меры, предпринятые руководством СССР по коренной перестройке системы государственного управления, себя оправдали. При неизбежных издержках они позволили решить сложнейшую задачу по переводу страны на военный лад, достичь высокой степени управляемости государства, вооруженных сил и общества, обеспечить прочное единство фронта и тыла, а в конечном счете стали одной из важнейших предпосылок Великой Победы.

Юрий РУБЦОВ

Источник