Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

О ТЕХ, КОМУ НЕ ПОВЕЗЛО

О ТЕХ, КОМУ НЕ ПОВЕЗЛО

Компьенское перемирие должно было
вступить в силу с 11 часов утра 11 ноября 1918 года по европейскому времени.
Иными словами, с этой минуты боевые действия должны быть прекращены как со
стороны Германии, так и со стороны Антанты.

Зафиксировано много случаев, когда
самые доблестные и умелые солдаты в преддверии мира кардинально меняли
поведение на передовой. Проще говоря, начинали вести себя предельно осторожно,
если не сказать больше. Хотя за плечами – месяцы войны, подвиги, победы. Такое
психологическое состояние можно охарактеризовать как «синдром близкой победы».
Погибнуть на войне, само по себе, несчастье, а погибнуть в ее последние часы и
минуты? Что может быть трагичнее?

Считается, что последними солдатами
армий Великобритании, Франции и США были англичанин Джордж Эдвин Эллисон, канадец Джордж Лоуренс Прайс, француз Огюстен-Жозеф
Викторен Требюшон, американец Генри Николас Джон Гюнтер. По поводу последнего
германского солдата данные отсутствуют. Но с определенной долей уверенности
можно говорить о девяти немецких моряках, погибших в бою с британцами 21 июня
1919 года во время эскортирования плененных кораблей Флота Открытого моря в
британские военно-морские базы. Эта схватка случилась в рамках ПМВ, так как
Версальский мир между странами Антанты и Германией, формально положивший ей
конец, был подписан 28 июня 1919 года. Но это отдельная история. А мы обратимся
ко дню, когда вступило в силу Компьенское перемирие.

Англичанин Джордж
Эллисон погиб за полтора часа до перемирия —
в 9.30. во время патрулирования в бельгийском городе Монс (50 км на
юго-запад от Брюсселя). Уроженец города Лидс, графство Йоркшир, что на севере
Англии, был взрослым мужчиной и опытным солдатом. Он родился в 1878 году, стало
быть, за плечами было 40 лет жизни. В мирное время трудился на шахте, коих
вокруг Лидса в изобилии. Имел семью — жену Анну-Марию и сына Корнелиуса.
Незадолго до начала ПМВ записался в 5-й королевский ирландский уланский полк.
Воевал с первых дней. Видимо, неплохо, раз сумел уцелеть в течение четырех с
лишним лет. Но и без особого блеска и таланта, раз так и остался рядовым.

Француз Огюстен Требюшон
– одногодок Эллисона. 40-летний уроженец французского юга был убит пулей в
10.45. во время боя при форсировании реки Мёз (на территории Бельгии – Маас) в
провинции Шампань-Арденны между городами Седани Шарлевиль-Мезьер. С утра в 163-й пехотной дивизии получили приказ форсировать реку и
атаковать позиции, занимаемые частями германской гвардии. Обстановка была
сложная. Лил сильный дождь, вода в реке поднялась, мосты были разрушены,
понтонеры мучались в стылой воде. Но до 700 солдат переправились на вражеский
северный берег. Французы потеряли только убитыми 91 человека. Зачем и кому
понадобилась эта атака, когда под актом о перемирии уже высохли чернила,
расследовать не стали. Победа затмила все. А чтоб не было лишних вопросов, день
смерти в документах Огюстена и его товарищей записали предыдущим числом.

Требюшон, вступивший в
армию в первые дни войны добровольцем, прошел ее всю. Служил посыльным в 415-м
пехотном полку. Выжил в страшных битвах на Марне и Сомме, был дважды ранен,
причем один раз – тяжело. Получил чин рядового первого класса (аналогично чину
ефрейтора). Веселый, видно, был человек, раз до самой войны был главным
персонажем всех праздников в родной деревне Монткабре – развлекал народ игрой
на аккордеоне.

В руке мертвого посыльного нашли
бумагу с сообщением: «Сбор в 11.30. на обед». После войны в местечке Вринь-Мёз, на окраине которого он
погиб, был установлен памятник солдатам 163-й пехотной дивизии, а именем
Требюшона была названа одна из улиц.

За две минуты до перемирия пуля пробила грудь Джорджа Прайса.
Все вышло довольно нелепо. Патруль из роты А 28-го батальона Канадских
экспедиционных сил переправился через канал в городке Вилль-сюр-Эн и начал
обследовать дома, в одном из которых находился немецкий пулеметный расчет. Вилль-сюр-Эн
– это примерно 10 километров западнее от того места, где погиб последний
английский солдат Эллисон. Тут простился с жизнью последний солдат Соединенного
Королевства, так как канадские войска входили в состав объединенных вооруженных
сил Его Величества Георга V.

Проверив дом, канадцы убедились, что немцы успели сбежать. И
тогда Прайс, вопреки совету хозяина дома, знавшего о работающих в округе
снайперах, вышел на улицу. Выстрел не заставил себя ждать. 25-летний рядовой
упал замертво. В армии Прайс оказался только в октябре 1917-го и на фронт попал
после учебного лагеря. Но места, где он родился и жил, должны были воспитать в
нем осторожность и предусмотрительность. Местечко Фалмаунт в провинции Новая
Шотландия на востоке Канады – это что-то вроде нашего поселка Провидения на
Чукотке. Там Джордж родился. А став взрослым, переехал вглубь материка, в
городок Мус-Джо. Это в прериях между Виннипегом и Ванкувером. Но, похоже,
воздух победы сыграл с ним злую шутку. В 1968 году в связи 50-летием гибели
Прайса, в Бельгию прибыла делегация, состоявшая из ветеранов роты, в которой
воевал Джордж. На доме, около которого он погиб, была установлена мемориальная
табличка с надписью: «Памяти рядового № 256265 Джорджа Лоуренса Прайса, 28-й
Северо-Западный батальон, 6-я Канадская пехотная бригада, 2-я Канадская
дивизия, погибшего в бою около этой точки в 10:58 11 ноября 1918; последнего
канадского солдата, погибшего на Западном фронте Первой мировой войны.
Установлено его товарищами 11 ноября 1968». Позже дом снесли, но табличку
переместили на специальный монумент, воздвигнутый на месте гибели Прайса.
Примечательно, что он был похоронен на кладбище деревни Авре неподалеку от
Монса, где находится и могила англичанина Эллисона.

До вступления в силу перемирия оставалась минута, когда рядовой армии США Генри Гюнтер поднялся в атаку на
германские пулеметные гнезда в деревне Шомон-деван-Дамвилье на границе Шампани и Лотарингии. Поднялся
один, так как его непосредственный командир сержант Эрнст Пауэлл приказал подчиненным
укрытий не покидать. Удивительно, но немецкие пулеметчики кричали бегущему
Генри, чтоб тот остановился и залег, что стрелять они не хотят. И американец
прекрасно понимал то, что ему кричат, так происходил из семьи немецких
мигрантов, переселившихся в конце XIX века в Балтимор, штат Мэриленд.
Восточный Балтимор был своеобразным «дойчтауном», где преобладали этнические
немцы и говорили меж собой на родном языке.

Гюнтер не остановился и был срезан пулеметной очередью.
Причина столь странного поведения в том, что Генри был разжалован из сержантов
в рядовые. Причиной стало письмо, в котором он писал приятелю о жутких условиях
службы на Западном фронте и советовал избежать призыва. Военная цензура
перлюстрировала письмо, и Гюнтер был наказан. Столь наивное поведение можно
объяснить тем, что солдат попросту не понимал всей серьезности дел на реальной
войне. Он хоть и был призван осенью 1917 года, но его 313-й пехотный полк («Личный
полк Балтимора») вплоть до лета 1918-го находился в США. Произведенный в
сержанты Гюнтер служил на складе и отвечал за солдатскую форму. Понятно, что
полевые условия Западного фронта повергли его в шок. И он разоткровенничался.
Поплатившись за это, Генри мечтал совершить в бою нечто такое, что вернет ему и
чин, и уважение. В сущности, эта одиночная штыковая атака в 10.59. была для
него единственным шансом.

Общепризнано, что именно американец Генри Гюнтер стал
последним солдатом, погибшим в I Мировой войне. Все-таки, стоило бы уточнить: последним
солдатом Антанты. 11 ноября 2008 года в Шомон-деван-Дамвилье был установлен памятник
на месте гибели Гюнтера. В 2010- м в Балтиморе на кладбище Святейшего
Искупителя, куда перенесли останки солдата из Франции в 1923 году, —
мемориальная могильная плита. К слову, хоронили Гюнтера в Лотарингии вновь
сержантом. Главнокомандующий всеми американскими войсками в Европе генерал Джон
Першинг посчитал, что солдат заслужил прощение.

Михаил
БЫКОВ,

специально
для «почты полевой».

Источник