Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Битва всех морей: как сформировалась новая геополитическая арена борьбы США и Китая

Битва всех морей: как сформировалась новая геополитическая арена борьбы США и Китая

Индо-Тихоокеанский регион — не самое благозвучное для русского уха название. Да и политически, создание столь серьезного морского альянса без участия России — не самый приятный факт нового мирового порядка. Кто входит в страны Четверки, как развивалась индо-тихоокеанская концепция и почему Сергей Лавров возмущен введением нового геополитического термина — разбиралась автор Telegram-канала «Индия Сегодня». 

Слияние двух морей — история концепции Индо-Тихоокеанского региона

Хотя в контексте политических реалий сегодняшнего дня термин «Индо-Тихоокеанский регион» появился в Соединенных Штатах, именно внешнеполитические сообщества Австралии и Японии дали жизнь понятию Индо-Тихоокеанского региона как региональной концепции.

Битва всех морей: как сформировалась новая геополитическая арена борьбы США и Китая

В середине 2000-х годов премьер-министр Японии Синдзо Абэ выдвинул идею четырехстороннего диалога или «Четверки». Именно Синдзо Абэ предложил добавить Индию к официальному стратегическому диалогу между Австралией, Японией и Соединенными Штатами, который состоялся в мае 2007 года на полях Регионального форума АСЕАН в Маниле после совместных военных учений всех четырех сторон в Японии.

Инициатива Абэ была немедленно раскритикована Пекином как попытка противостоять китайскому влиянию в регионе. Действительно, многие наблюдатели политики безопасности в Азии считали само собой разумеющимся, что Четверка с самого начала была задумана как региональное объединение по сдерживанию Китая.

Критика Четверки как новой формы сдерживания Пекина была особенно неудобной для Австралии, учитывая ее растущую экономическую зависимость от китайской торговли и инвестиций. В 2008 году Канберра объявила, что не будет предлагать провести еще одну сессию четырехсторонней встречи.

Однако Синдзо Абэ продолжал придерживаться концепции большей региональной интеграции. Выступая в Индии незадолго до того, как он ушел в отставку с поста премьер-министра, Абэ говорил о «более широкой Азии», возникшей из «слияния двух морей» (название книги, написанной в 1655 году индийским принцем). Его концепция демократических наций, работающих сообща для содействия процветанию, содержала компоненты, аналогичные более поздней американской концепции свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона.

С 2009 по 2012 год концепция Азиатско-тихоокеанского региона не получила сколько-нибудь серьезного развития. Однако когда Абэ вернулся на свой пост премьер-министра Японии в конце 2012 года, он попытался возродить Четверку, снова заговорив о этой концепции в статье «Демократический Алмаз безопасности», где он прямо ссылался на свою речь в Индии 2007 года и идею «слияния двух морей» — другими словами, свою версию Индо-Тихоокеанского региона. Попытки Пекина претендовать на территорию в Южно-Китайском море вкупе с островным спором с Японией вызвали в Вашингтоне обеспокоенность по поводу военной позиции Китая. Теперь, когда вопрос о мирном подъеме Китая отодвинулся на второй план, Абэ мог свободно говорить о цели соглашения четырех держав, которое должно было позволить государствам-единомышленникам защитить морской район между Японией, Австралией, Индией и Гавайями и предотвратить превращение Южно-Китайского моря в «Пекинское озеро».

Индия и Индо-Тихоокеанская концепция

На ранних этапах Индо-Тихоокеанского дискурса главная задача Индии заключалась в определении и изложении подхода Нью-Дели к новой геополитической конструкции. Нью-Дели в конце концов выдвинул собственное видение Индо-Тихоокеанской Концепции через выступление Нарендры Моди на диалоге Шангри-Ла в 2018 году.

Битва всех морей: как сформировалась новая геополитическая арена борьбы США и Китая

В частности, он сказал следующее:

«Индийский океан во многом определил историю Индии. Теперь в нем ключ к нашему будущему.

Индо-Тихоокеанский регион — естественный регион. Это дом для широкого спектра глобальных возможностей и проблем. С каждым днем я все больше убеждаюсь в том, что судьбы тех из нас, кто живет в этом регионе, связаны между собой. Сегодня мы призваны подняться над недопониманием и конкуренцией, чтобы работать вместе.

Десять стран Юго-Восточной Азии соединяют два великих океана как в географическом, так и в цивилизационном смысле. Таким образом, инклюзивность, открытость и центральная роль АСЕАН и единство лежат в основе нового Индо-Тихоокеанского региона. Индия не рассматривает Индо-Тихоокеанский регион как стратегию или как клуб ограниченных членов.

И не как группировку, стремящуюся к доминированию. И мы ни в коем случае не считаем его направленным против какой-либо страны. Индийское видение Индо-Тихоокеанского региона является позитивным. И в нем есть много элементов.»

Шаги Индии по присоединению к Индо-Тихоокеанской концепции во многом являются результатом ее стратегического положения. Изменения, вызванные растущим влиянием Китая, несут угрозу позиции Нью-Дели как основного поставщика энергии и гаранта безопасности в регионе. Ситуацию осложняет то, что Китай никогда не навязывал свои инициативы и сотрудничество соседним с Индией странам. Пекин смог постепенно увеличить свое присутствие в Южной Азии и за Индийским океаном, поскольку другие страны региона приветствовали его.

Соседи Индии, такие как Бангладеш, Мальдивы, Непал и Шри-Ланка, традиционно рассматривали ее как доминирующую страну региона. Отсутствие стратегической конкуренции помогло Индии также утвердиться в качестве основного гаранта безопасности для многих из этих стран. Нью-Дели оказался не готов к тому, что предложенная Пекином альтернатива вызовет интерес у его младших региональных партнеров. Полное отсутствие реакции на резкие выпады правительства Непала, включающие в себя присвоение части приграничных с Индией территорией подтверждает тот факт, что Индия не ожидала подобного развития событий.

«Пояс и Путь» в Индо-Тихоокеанском регионе

Китайская инициатива 2013 года «Пояс и путь» дала Пекину удобную возможность для реализации инфраструктурных проектов по соседству с Индией. В конечном счете «Пояс и путь» значительно расширил китайское участие и присутствие в регионе Индийского океана и в Южной Азии. Пекин также смог усилить свое присутствие в регионе за счет стратегического сотрудничества, такого как развитие морской инфраструктуры на Мальдивах и Шри-Ланке.

Битва всех морей: как сформировалась новая геополитическая арена борьбы США и Китая

В то время как Нью-Дели первоначально наблюдал за этими событиями, в 2017 году правительство Нарендры Моди заняло твердую позицию против «Пояса и Пути».

К концу 2017 года беспокойство Индии достигло предела, когда правительство Шри-Ланки арендовало свой порт Хамбантота Китаю на девяносто девять лет (в рамках обмена долга на акционерный капитал).

Островные государства Мальдивы и Шри-Ланка находятся в непосредственной близости от ключевых линий морского сообщения, и имеют, таким образом, решающее значение для перемещения товаров и людей как в мирное, так и в военное время. Опасения по поводу возможного двойного использования любого порта в Шри-Ланке получили весомое подтверждение, когда в 2014 году в порт Шри-Ланки зашла китайская военная подлодка.

Индия столкнулась с прямой необходимостью выработки новой стратегии в ответ на растущее присутствие Китая в соседних странах.

США и Индо-Тихоокеанская концепция

Мировая значимость Индо-Тихоокеанской концепции существенно возросла после того, как она была включена в Стратегию национальной безопасности США на 2017 год и стратегию обороны на 2018 год. Эта концепция, по крайней мере в медийных кругах, была обозначена как «новое геополитическое мировоззрение Америки для Азии».

Битва всех морей: как сформировалась новая геополитическая арена борьбы США и Китая

Очевидно, что Соединенные Штаты рассматривают военную и дипломатическую «стратегию» в Индо-Тихоокеанском регионе как направленную на укрепление американских интересов и отношений с союзниками в этой части света. В частности, это также призыв противостоять Китаю и, сдерживать его. Именно в этом смысле администрация Дональда Трампа использует термин «свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион» в качестве нормативного заявления о том, какой должна быть эта часть мира.

Во время военно-морских учений Индии и США и трехсторонних учений США — Австралии — Японии в июле 2020 года в Южно-Китайском море госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что «Индия является растущим партнером США в области обороны и безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе и имеет возможность привлечь производственные цепочки поставок из Китая в таких секторах, как телекоммуникации и здравоохранение». Таким образом, несмотря на изначально заявленный статус Четверки как демократического альянса, не направленного на сдерживание какой-либо державы в регионе, достаточно очевидно, что цель США — именно в создании анти-китайского блока в непосредственной близости к морским границам Китая и стратегически важному для него проливу Малакка.

Станет ли Четверка Пятеркой?

Индийские СМИ, со ссылкой на дипломатические источники, утверждают — правительство Нарендры Моди считает, что для решения проблем в постсоветском мире, когда страны все больше сближаются друг с другом, «критически важно», чтобы Москва присоединилась к Индо-Тихоокеанской концепции и таким образом завершила формирование группы «единомышленников», которые верят в свободу судоходства в рамках основанного на правилах порядка. Нью-Дели считает, что если Россия присоединится к Индо-Тихоокеанским рамкам, то ее больше не будут рассматривать как группировку, возглавляемую США, против чего Москва уже давно протестует.

Битва всех морей: как сформировалась новая геополитическая арена борьбы США и Китая

Этот вопрос обсуждался в ходе недавнего телефонного разговора заместителя министра иностранных дел России Игоря Моргулова с послом Индии в России Д. Балом Венкатешем Вармой и во многих других частых дипломатических диалогах, которые происходили между обеими сторонами.

«Мы неоднократно говорили, что так же, как Индия заинтересована в стабильности Евразийского континента, мы бы очень хотели, чтобы Россия больше участвовала в Индо-Тихоокеанском регионе. Я думаю, что различия между Индией и Россией сильно преувеличены. Я чувствую, что у нас гораздо больше общих черт, чем проблем, которые нас разделяют,» — сказал посол Индии в России Д. Бал Венкатеш Варма.

По словам П. С. Рагхавана, бывшего индийского посланника в России, а ныне главы Консультативного совета по национальной безопасности, премьер-министр Нарендра Моди неоднократно заявлял, что Индо-Тихоокеанский регион направлен не на противостояние Китаю, а на реализацию основанного на правилах порядка в регионе.

«Россия осознает растущую агрессивность Пекина, но она нуждается в Китае по экономическим причинам», — сказал он. — «Таким образом, присоединившись к Индо-Тихоокеанскому региону, она приблизится к Индии, потому что Индия не рассматривает Индо-Тихоокеанский регион как инициативу по противостоянию Китаю».

Россия неоднократно заявляла о том, что Индо-Тихоокеанская концепция выглядит как анти-китайская коалиция.

— Почему вы называете Азиатско-Тихоокеанский регион Индо-Тихоокеанским? Ответ очевиден — исключить Китай. Терминология должна быть объединяющий, а не разделяющий. Ни ШОС, ни БРИКС не являются исключительными, — отметил на Раизинском Диалоге в январе 2020 года (ежегодный внешнеполитический форум Индии) министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Лавров заявил, что «Индо-Тихоокеанская концепция» — это попытка выйти из Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Но он поспешил добавить, что Россия высоко ценит позицию АСЕАН и Индии о том, что Индо-Тихоокеанская стратегия является инклюзивной и не предназначена для сдерживания какой-либо страны.

Битва всех морей: как сформировалась новая геополитическая арена борьбы США и Китая

Войдет ли Россия в Индо-Тихоокенский союз и станет ли Четверка (Япония, Индия, США и Австралия) Пятеркой — пока что трудно сказать, хотя подобное развитие событий представляется маловероятным.

Новая реальность

За пандемией коронавируса мы не заметили окончательного формирования многих существенных изменений привычного мирового уклада. Возникновение Индо-Тихоокеанского региона как нового географического пространства, объединяющего Индийский и Тихий океаны — стратегическая реальность XXI века и многополярного мирового устройства.

В то время как сотрудничество с более крупными державами, такими как Австралия, Франция, Япония и Соединенные Штаты, обеспечило Индии большую платформу для расширения своего дипломатического присутствия, именно отношения с островными государствами будут определять роль Индии в Индо-Тихоокеанском регионе. Из-за географической близости островных государств — Мальдивских островов и Шри-Ланки, а также в большей степени Маврикия и Сейшельских островов к Индии, их внешнеполитический выбор будет иметь прямое влияние на обстановку в области безопасности Нью-Дели.

Индо-Тихоокеанский регион придает большое значение Индии, выдвигая ее в ряд стран — ключевых геополитических основ XXI века. Станет ли она одной из супердержав нового мирового порядка или превратится в площадку для военно-политического конфликта более крупных игроков — покажет время.

Автор: Индия сегодня

Источник