Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Ставка на конфликт с Ираном в Сирии и Ираке обернется поражением для США

Риски столкновений с Ираном из-за удерживаемых американской армией сирийских нефтяных полей грозят Вашингтону большими проблемами, считает ведущий сотрудник Центра безопасности РАН Константин Блохин.

Ставка на конфликт с Ираном в Сирии и Ираке обернется поражением для США

Американцы пытаются рассорить всех партнеров России

Американские ВВС ударили по пяти объектам движения «Хезболла» в Ираке и Сирии истребителями-бомбардировщиками F-15 Strike Eagle. Мотивацией этого удара Пентагон назвал «снижение возможностей «Хезболлы» для атак против сил Коалиции».

На практике это действие является «обменом любезностями» между США и Ираном – до этого советник высшего руководителя Ирана Али Акбар Велаяти заявлял, что если из Дамаска поступит запрос в Тегеран о выдавливании американских военных с территории Сирии, то иранцы на это ответят положительно и помогут сирийским партнерам. Это заявление, а Велаяти 16 лет был главой МИД Ирана, является «приветом» США, где иранская сторона высказывает готовность силой отстаивать свои интересы в Сирии, Ираке и на всем Ближнем Востоке.

И здесь роль шиитского движения «Хезболла», по которому и были совершены данные удары, не надо недооценивать – это авангард иранских интересов на Ближнем Востоке и важный инструмент внешней политики этой страны.

«Американцы, поставив под свой контроль сирийские нефтегазовые месторождения, пытаются разыграть курдскую карту, но чужими руками. Они хотят с помощью курдских бандформирований втянуть в сирийский конфликт Турцию», — заключает Блохин.

Ставка на конфликт с Ираном в Сирии и Ираке обернется поражением для США

Как полагает эксперт, США своей ставкой на курдские бандформирования пытаются столкнуть правительство Башара Асада и Турцию, для чего они оккупировали сирийские нефтяные поля сразу после заявления Трампа о выводе американских войск из этой страны.

«Кроме того, американцы пытаются отрезать доступ сирийского правительства к нефти, а это означает осложнение восстановления сирийской экономики из руин – ведь нефть означает финансирование. Есть здесь и антироссийский подтекст, поскольку наша страна является модератором в Сирии и сглаживает в этой стране все острые углы», — констатирует Блохин.

Этот момент касается отношений России с Турцией и Ираном, с которыми мы подписали Астанинский меморандум и согласовали единую политику по решению сирийского конфликта. Поэтому авиаудар американских истребителей направлен и против этого консенсуса.

«В этом геополитическом клубке между Сирией, Турцией, Ираном, Ираком и Россией американцы будут пытаться и дальше смешать все карты, но вечно они оставаться в той же Сирии не смогут, поскольку это означает для них серьезный риск. Ведь Штаты рискуют здесь столкнуться с Турцией или с Ираном, поскольку последнее заявление Велаяти не является сотрясанием воздуха», — резюмирует Блохин.

Ставка на конфликт с Ираном в Сирии и Ираке обернется поражением для США

Столкновение с Ираном является бесперспективным для США

Блохин считает, что зона влияния США в Сирии будет уменьшаться по мере усиления сирийского правительства, поэтому последние авиаудары нужно расценивать как намек, что у Вашингтона остались инструменты воздействия, как на Дамаск, так и на Тегеран.

«США, как и любая другая великая держава, не могут уйти из Сирии просто так. Для того, чтобы пойти на этот шаг, американцам необходима победа, причем она может быть, как в виде, допустим, ликвидации Аль-Багдади, так и удара по «Хезболле». Подобным образом США сохраняют «мину при плохой игре». Этот момент усилен разговорами Трампа, что Вашингтону нужно уходить из Сирии и из всего Ближнего Востока из-за того, что американцы вложили в войну в этом регионе 8 трлн долларов, которые можно было потратить на себя», — заключает Блохин.

Таким образом, в Вашингтоне по этому вопросу идет сложная игра, где мнения насчет хищнической политики по сирийским нефтегазовым полям, присутствия США в Сирии и действий в отношении Ирана самые разные, причем иногда противоречащие друг другу.

И действительно, риски у США здесь большие. Во-первых, американцы в очередной раз вмешались в сирийские и иракские внутренние дела, полностью наплевав на принципы международного права. Президент Ирака Бархам Салех расценил эти удары как прямое нарушение национального суверенитета своей страны. Во-вторых, удары против «Хезболлы», которые произошли сразу после заявлений Велаяти, грозят военным столкновением США и Ирана на территории Сирии, а это означает еще большую дестабилизацию всего региона.

Ставка на конфликт с Ираном в Сирии и Ираке обернется поражением для США

«Что касается самих бомбардировок, то я бы сравнил их с ракетным ударом США по сирийской авиабазе «Шайрат». Здесь не ставилось задачи изменить расклад сил в Сирии и во всем регионе, поскольку это лишь напоминание США о своем присутствии», — констатирует Блохин.

По словам Константина Владимировича, чтобы реально повлиять на расклад сил в Сирии, США нужна полномасштабная сухопутная операция, а не удары по конкретным точкам и объектам в этой стране и Ираке, как это произошло в случае с движением «Хезболла».

«Если брать проблему Ирана, то она вообще на сегодня не решаема для американцев военными методами. В США подсчитали, что для смены иранского политического режима Пентагону придется разместить на Ближнем Востоке дополнительно где-то один миллион человек сухопутного воинского контингента и потратить сотни миллиардов, а может быть и триллионы долларов», — резюмирует Блохин.

Можно вспомнить, что США имели во время Вьетнамской войны – там их группировка смогла зашкалить только за 1500 тысяч человек, и это был предел их старой системы рекрутирования войск, которая являлась более широкой по возможностям, чем сегодняшняя.

Ставка на конфликт с Ираном в Сирии и Ираке обернется поражением для США

«Поэтому американцы хотят здесь показать, что они еще лидеры на Ближнем Востоке и могут навязывать своим контрагентам правила игры, позволяя себе наносить удары по тем районам и странам, куда Пентагону вздумается», — заключает Блохин.

На практике эта рядовая акция США, которая не повлияет на расклад сил в Сирии, поскольку единственное, что США могут в этой стране, так это удерживать нефтегазовые месторождения и сбывать краденую нефть через свои компании в Ираке.

Дмитрий Сикорский

Источник