Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Ликвидация договора СНВ-3: кто в выигрыше?

Ликвидация договора СНВ-3: кто в выигрыше?

Американская версия журнала «Форбс» в последнее время достаточно часто стала обращаться к военной тематике, и надо сказать, что редакция приглашает периодически достаточно толковых и адекватных авторов — в американском понимании этого термина, конечно. Вроде г-на Саттона, известного эксперта по подводным делам. Или Крэйга Купера, который на днях мигом сбил спесь с дурных борзописцев в различных СМИ США, потешавшихся над пожаром на «Адмирале Кузнецове». Он написал в своем материале, что пожар не нанес кораблю существенных повреждений, зато припомнил многочисленные тяжелые пожары на кораблях ВМС США вроде АПЛ, сожженной сварщиком, которому надоело ходить на работу, или недавнего крупного пожара на одном из УДК.

Можно было бы и г-на Кристенсена из FAS (Федерация американских ученых) назвать адекватным, но в последнее время эта самая адекватность ему с кем-то периодически изменяет. Недавно на глаза попалась статья Ханса Кристенсена и Мэтта Корды (еще один эксперт из FAS) в «Форбс» под названием «Новый Договор СНВ держит ядерные арсеналы под контролем и президент Трамп должен действовать, чтобы сохранить его». Где вместе со вполне разумными мыслями попались несколько «дискуссионных», если не сказать грубее: недостоверных и бредовых.

И снова о пользе очевидных вещей

Не очень понятно, почему авторы статьи в «Форбс» называют Договор СНВ-3 «новым», но речь в статье о нем и большая часть тезисов правильна. ДСНВ-3 ограничивает развернутые и неразвернутые СЯС двух сверхдержав, также он облегчает инспекции и обмен информацией о состоянии и перемещениях носителей СЯС. Таких инспекций с февраля 2011 года стороны провели 313, из них 25 в этом году. Наверняка уже больше, эти данные — на начало осени, а сторонам разрешено не более 18 в год каждой, так что лимит далек от исчерпания. Также с февраля 2011 г. стороны обменялись 18803 уведомлениями по различными вопросам, из них 2,387 за последние 12 месяцев (то есть опять же за год до начала осени — более свежих данных пока нет), то есть по 6 уведомлений в сутки, или по 3 с каждой стороны, что, конечно, не обязательно, потому что лимита на уведомления нет. Этот поток данных имеет важное значение для обеспечения уверенности в том, что уровень СЯС другой Стороны действительно является таким, как там говорят. Он также предоставляет каждой стороне бесценное понимание структурных и оперативных вопросов, которые дополняют и расширяют то, что можно установить с помощью национальных технических средств разведки (ТСР), включая средства орбитальной группировки. К тому же инспекции позволяют узнать то, что никакие ТСР не помогут узнать, да и агентура тоже не помощник, как правило.

Причем авторы отмечают, что российские СЯС значительно мобильнее американских, и уведомления для американцев очень полезны, больше, чем для нас. Но это не так, американские ПЛАРБ ходят в моря-океаны почаще наших, да и их самих несколько больше, так что и нам польза тоже имеется, равно как и с данных по действиям бомбардировщиков. Но таким образом авторы просто пытаются доказать, что СНВ-3 — хороший договор для США, а не «плохая сделка». Так ее назвал Трамп с подачи старого маразматика Болтона, ныне пишущего мемуары. (Кстати, написание мемуаров в американской политической традиции означает, как бы сказать, окончательное выпадание из обоймы и списание политика в тираж — когда его уже точно никуда никто не позовет работать, он садится за воспоминания, где обычно не стесняет себя.) К тому же американские СЯС никак не развиваются в настоящее время, а российские активнейшим образом обновляются, и американцам, конечно, полезная информация поступает в значительном количестве, не нанося при этом ущерба нашей обороноспособности — при заключении СНВ-3 спорные вопросы по обмену данными, телеметрии при испытаниях и прочему были решены так, как хотела Москва. В отличие от предыдущего Договора. Впрочем, когда американцы обновляли свои «Минитмены-3» и «Трайденты-2» D5, нам тоже поступала нужная информация.

Ликвидация договора СНВ-3: кто в выигрыше?

Как штурмовали дворец Амина

На деле же СНВ-3 действительно очень выгоден США, но и РФ он выгоден не менее. С другой стороны, от исчезновения Договора проиграют все — из-за исчезновения прозрачности и доверительности между сверхдержавами в столь важном вопросе. Но Россия потеряет куда меньше, нежели США, упорно пытающиеся избавиться от Договора. Россия даже готова продлить Договор без предварительно выставленных ей условий, вроде устранения вопросов по ряду носителей США, вроде процедуры ликвидации лишних 4 ракетных шахт на ПЛАРБ «Огайо» или по части лишенных ядерных возможностей бомбардировщиков В-52Н. Мол, это можно решить позже и в рабочем порядке, хотя, учитывая ратификационные условия, Москва вообще могла давно покинуть этот Договор, в связи с американской деятельностью по ПРО.

Но США упорно пытаются подменить продление СНВ-3 новым соглашением с участием Китая, который не желает и слышать о подобном, не вспоминая про Англию и Францию и прочие державы, о чем напомнила Москва. Такой Договор заключить почти невозможно, тем более быстро. Требования о включении в Договор то новых видов оружия из «систем 1 марта», которые туда не должны попадать, или о контроле над ТЯО — из этой же серии. Тем более что Москва не против включения в зачет СНВ-3 и тяжелой МБР 15А28 «Сармат», и МБР с планирующим крылатым блоком 15А35-71 «Авангард», и даже показала последнюю ракету, как и положено, американцам, не раскрывая, конечно, никаких полезных деталей. Да и первичные данные по «Сармату» тоже предъявлены той стороне.

При этом и американские военные, включая и нынешнего и предыдущего главу СТРАТКОМ, и председателя Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ) ВС США, и его заместителей — все за продление СНВ-3, за это и Конгресс и Сенат США, не весь, но и среди республиканцев, и среди демократов сторонников достаточно. И среди избирателей обеих партий, в том числе и избирателей именно Трампа. То есть, в общем, имеется нечто, похожее на консенсус на уровне нации, но в самой ее верхушке почему-то все наоборот.

И снова возвратный потенциал

Но что действительно неприятно удивило в материале Кристенсена и Корды, так это их странные подсчеты того, насколько смог бы вырасти реальный стратегический потенциал сверхдержав, если Договор прекратит свое действие. В настоящий момент, согласно сентябрьскому обмену данными, у России официально 513 развернутых носителей — МБР, БРПЛ, тяжелых бомбардировщиков, засчитываемых в Договоре как носитель 1 заряда. И 757 носителей всего, то есть 244 носителя числится неразвернутыми — это и шахты на ремонтируемых РПКСН, и бомбардировщики в ремонте и пр. На них установлено 1426 зачетных зарядов СЯС — реально, конечно, значительно более, за счет бомбардировщиков. несущих 6, 8, 12 или 16 КР каждый. У американцев 668 развернутых носителей и 800 всего (верхняя граница Договора), то есть неразвернутых 132. И на них установлено 1376 зарядов, реально, конечно, тоже поболее, хотя надо учесть, что в ВВС США КР несут только В-52Н, а В-2А несет только бомбы.

Ликвидация договора СНВ-3: кто в выигрыше?

Носители, развернутые и неразвернутые, зачетные заряды, согласно обменов данными сторон, в динамике за время действия Договора
Так вот, авторы из FAS считают, почему-то, что у США больше возвратный потенциал, чем у России! И очень серьезно заблуждаются, или, скорее, передергивают. По их мнению, США способны довести число боезарядов на носителях до 3280 или 3500 штук, что, кстати, противоречит и официальным данным по количеству зарядов в ВС США на момент прекращения их публикации более года назад, когда зарядов вместе с тактическими и стратегическими авиабомбами, которых насчитывается более полутысячи, было лишь чуть-чуть более этого количества, а с тех пор процесс деградации ядерного арсенала США не прекращался. Что и привело к прекращению публикации данных по этому вопросу американцами. А Россия, мол, способна довести свой потенциал за счет возвратного лишь до 2441 — просто поразительная точность! Да еще ссылаются на некую Роуз Гетемюллер, экс-заместителя генсека НАТО, которая на днях заявила, что «Россия может легко нарастить свой потенциал с нынешних 1550 до 2550 зарядов СЯС на носителях» (то есть данных по зачетным зарядам дамочка не видела, что уже говорит много о ее компетентности в вопросе СЯС).

Ликвидация договора СНВ-3: кто в выигрыше?

Ликвидация договора СНВ-3: кто в выигрыше?

Минобороны Польши рассказало о преимуществах российских МиГ-29 перед американскими F-35

Весьма странные утверждения о возвратном потенциале сторон

Ракетно-ядерный калькулятор

Давайте разберемся, где господа врут. Врут они, оказывается, везде. Начнем с США. Из 400 МБР «Минитмен-3» на 200 стоит по 1 ББ W87 на 300 кт, ранее принадлежавших МБР МХ, а на 200 стоит по 1 ББ W78 на 335 кт, так сказать, «родных» для этой МБР. Да, «Минитмен» может нести 3 ББ, и теоретически нет проблемы их туда доставить. Однако, не все так просто. Конфигурация с 3 W87 никогда не испытывалась, и неизвестно, вообще возможна ли, но даже если так, то из 567 W87 в живых не так давно оставалось. 540, то есть запас составлял 340 ББ — никак их по 3 на все 200 ракет не поставить, не хватит уже. Но в реальности их еще меньше, хотя и ненамного — были сообщения о списании некоторого небольшого количества 87х в связи с проблемами с «ядерными запалами». На самом же деле планируется в итоге заменить W78 на W87, точнее, на их модернизацию W87-1, но произойдет это очень нескоро. Формально, можно было бы добить оставшиеся 200 ракет с W78 такими же блоками W78- их не так давно было как раз 400 на хранении. Но недавно начата утилизация W78, и сколько успели порезать — неизвестно, вряд ли много, но процесс идет, и в этом случае добить до полного комплекта часть ракет не выйдет. В общем, вместо 1200 зарядов получится нарастить потенциал примерно до 600-700, скорее всего.

Но это не так важно, как подсчет по основной компоненте СЯС США — БРПЛ «Трайдент-2». В строю ВМС США имеется 14 ПЛАРБ «Огайо», но 2 в каждый момент времени на ремонте и числятся в неразвернутых носителях. На каждой 20 ШПУ БРПЛ D5, и по 4 шахты выведены из строя. Да, у нашей стороны внезапно, в рамках общей политической борьбы двух ведущих мировых сил, возникли вопросы по поводу необратимости их вывода из строя, но раньше их не было. И, честно говоря, есть сомнения в том, что их реально рискнут вводить в строй обратно. Итак, 12 ПЛАРБ несут 240 развернутых ракет (и еще 40 ракет числятся неразвернутыми носителями). Даже если Договора больше нет, эти 2 ПЛАРБ в строю не окажутся — циклы ремонта никуда не денутся. Ракет-то в арсенале лежит достаточно, порядка 400 штук вместе с развернутыми, но большая часть оставшихся на складе или нужна на запчасти для развернутых, или зарезервирована для испытаний. Каждая ракета несет до 8 зарядов — это или W76-1 в 100 кт, или же W88 на 455 кт. С этого года несколько десятков зарядов W76-1 подверглись варварской процедуре, в результате чего превратились в 6,5-кт W76-2.

Итак, 240 ракет могут унести до 1920 зарядов. Да, когда-то для D5 были и конфигурации с большим числом зарядов на ракету, но это было давно и вернуть не получится, да и дальность их полета с ними была весьма небольшой. Теперь по запасам зарядов для этих БРПЛ. Да, 76-х зарядов было порядка 2000 штук, но, после завершения в этом году модернизации и продления сроков эксплуатации W76-1, которых, по окончании программы, получилось 1490 штук. Оставшиеся примерно полтысячи W76-0 пойдут под нож (уже пошли в этом году). Есть еще W88, их было 384 заряда, скорее всего, примерно столько же их и есть сейчас. В общем, даже искомых 1920 зарядов не наберется, так что даже 240 ракет по 8 ББ на каждой не получится, выйдет чуть меньше. А уж на другие ракеты, если как-то удастся вернуть выведенные из строя ШПУ на лодках в строй, и зарядов нет.

Ну и с КР на В-52Н выходит совсем плохо — из 44 числящихся ядерными самолетов по основному назначению используется 36, а из 500 КР AGM-86B сроки эксплуатации продлены только 300 из них, остальные 200 ракет с будущего года идут под списание (как списали в этом году все AGM-86 неядерного оснащения), а заряды — на склады, они очень нужны для перспективных КР воздушного базирования, которых еще достаточно долго ждать. Из 20 бомбардировщиков В-2А по основному назначению используется 11, и носители авиабомб никаких заметных изменений в подсчете не дадут. Но в реальности, похоже, бомбардировщиков обоих типов в строю еще меньше, потому что носителей развернуто 668 — это 400 МБР, 240 БРПЛ и 28 бомбардировщиков. В общем, никак не выходит ни 3500 зарядов на носителях, ни 3280 — со всеми возможными послаблениями вышло не более 2780-2880 зарядов у американцев вместе с возвратным потенциалом. Что вполне сходится и с известной численностью арсенала ТЯО США, то есть авиабомб В61, и авиабомб В83-1, и с общими оценками оставшегося американского ядерного арсенала.

Посчитаем за Россию

Теперь давайте посчитаем наш возвратный потенциал. Начнем с РПКСН. В строю сейчас находится 6 РПКСН пр. 667БДРМ «Дельфин», из них 1 всегда в ремонте, 1 РПКСН пр. 667БДР («Рязань», которую в ближайшие пару лет заменят на один из «Бореев-А» пр.955А), 3 РПКСН пр. 955 и, можно уже записать в зачет, 1 РПКСН пр. 955А. На 4 пр. 955/955А имеется 64 БРПЛ «Булава» Р-30, несущих до 6 ББ (дежурят они с 4 блоками). То есть общий потенциал «Бореев» — 384ББ. На 6 пр. 667БДРМ имеется 96 БРПЛ Р-29РМУ2.1 «Синева-Лайнер», способных нести по максимуму до 10-11 ББ (если вычесть ремонтный крейсер — получится 80 БРПЛ), дежурство несется тоже с 4 зарядами. Итого, даже если не учитывать «Рязань» с ее 16 ракетами Р-29РКУ-02, способных унести до 7 ББ, выходит уже примерно 1200-1300 ББ.

Ликвидация договора СНВ-3: кто в выигрыше?

Армейская авиация РФ провела патрулирование в Сирии по двум маршрутам

Теперь посчитаем главную ударную силу наших СЯС, то есть МБР. На 46 имеющихся в строю тяжелых МБР Р-36М2 (15А18М) «Воевода» — до 460 ББ. Их в дальнейшем заменят на примерно столько же «Сарматов», но сколько те будут максимально нести ББ — это пока вопрос, понятно только, что больше 10 могут унести спокойно, но там ведь будут разные конфигурации, в том числе с разными вариантами ПКБ. В строю также еще остаются, хотя и снимаются с вооружения постепенно, примерно 20 МБР УР-100НУТТХ (15А35), несущих до 6 ББ каждая — это еще 120 ББ. МБР «Ярс», «Ярс-С» несут до 6 ББ, дежурство сейчас несется с 3-4 ББ на ракете. В строй ежегодно вступает по 3 полка этих комплексов, в каждом подвижном полку по 9 автономных ПУ (АПУ), в шахтном — по 6-10. Сейчас в строю уже более 150 «Ярсов» всех типов (командующий РВСН генерал-полковник Каракаев утверждает, что и вовсе «около 200») — это, получается, при минимальной оценке парка этих МБР, более 900 ББ. Можно еще добавить в подсчет 78 шахтных и мобильных «Тополей-М», с 1 ББ каждый, да и старый «Тополь» еще остался, примерно 50 комплексов, которые покинут строй в течении 2 ближайших лет.

Можно не считать вступающий в строй первый полк с «Авангардами» — это несущественно, да и реальное значение и вес такого оружия, как «Авангард», или, скажем, «Посейдон», куда выше, чем его вес в общем подсчете числа зарядов СЯС. Но уже только МБР и БРПЛ легко перекрывают те суммарные цифры, которые нарисовали России, похоже, «от фонаря», господа Кристенсен, Корда и госпожа бывший заместитель генсекретаря НАТО. В том, что у России есть все необходимые заряды для этих ракет, сомневаться не приходится, у нас с ядерно-оружейным комплексом все в порядке, и при поступлении ракеты на вооружение весь необходимый комплект ББ для нее изготавливается. Если добавить имеющиеся на бомбардировщиках крылатые ракеты, то потенциал России спокойное перекроет те цифры, которые счетоводы из FAS посчитали уместными для США.

Выводы

Какие из данного прикидочного подсчета можно сделать выводы? США не только не получат никакого преимущества, выйдя из ДСНВ-3, они, наоборот, подарят преимущество России. А вот России не составит труда и увеличить отрыв, ведь мы производим и носители, и заряды к ним, и те же 3 полка «Ярсов» в год — это 162-180 зарядов прибавки, скажем. С увеличением числа «Сарматов» будет сложнее, потому что им нужны ШПУ, а их постройка стоит очень дорого. Но, с другой стороны, шахтные полки стоят дорого при первичном обустройстве, но дешево в дальнейшем, чего нельзя сказать о подвижных полках. Да и на свет божий сразу будут вытащены и БЖРК «Баргузин», и другие отложенные временно проекты.

А вот США, кроме использования имеющегося возвратного потенциала, еще долго будут им же и ограничены. Даже если производство носителей они и возобновят, то производства новых зарядов весьма скромным темпом им ждать не менее 12 лет. «Исключительная» нация за прошедшие годы утратила действительно имевшийся у нее большой возвратный потенциал и возможности для его восстановления. Что, однако, не мешает ее руководству вести себя так, будто на дворе 1993 год, у них все в порядке, а в Россию они отправляют деньги для утилизации ракет и подлодок поновее и «ножки Буша» с кредитами от МВФ. Хотя, по-хорошему, Трампу надо быстрее хвататься за имеющуюся возможность. И стоило бы сделать красивый жест — согласиться подписать продление Договора СНВ-3 на 5 лет, и подписать документ этот в Москве, куда его пригласили на юбилейный Парад Победы. Но вряд ли это случится именно так, но хотелось бы: мы без СНВ-3 проживем, и неплохо, но безопаснее и спокойнее будет с ним.

Я. Вяткин, специально для «Военного обозрения»

Источник