Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Что нас убьет? Ну точно не «Томагавки»

Что нас убьет? Ну точно не «Томагавки»

Ну что же, не думал, что доживу до такого, но вот – дожил. И своими глазами узрел, как главный могильщик советской медицины на голубом глазу рассказывает, как, оказывается, здорово у нас охраняется здоровье граждан.

И как с этим печально обстоит в Израиле и Германии.

Да, в тех самых Израиле и Германии, куда ежедневно собирают на сотни операций детям в прямых эфирах на ТВ.

Эталонная, у нас, понимаешь, система… Для кого она эталон, госпожа Скворцова не уточнила, и правильно сделала. Потому что уверен, там в списке были бы Суданы, Сомали, Нигер, Мозамбик и так далее, по списку наименее развитых стран от ООН за 2018 год.

Собственно, нового ничего я не открыл и не открою, тот развал, который инициирован во всех министерствах, почему должен был пройти мимо Минздрава? Чем это ведомство хуже, скажите?

Оно лучше.

Оно уже лучше (и заодно интереснее нашим врагам) тем, что убивать может не менее, а даже более эффективно, чем любое военное ведомство. В мирное время не работающий Минздрав способен уничтожать население любой страны так же роскошно, как диверсанты или войска противника в военное время.

Да, все эти сказки о том, что врачи у нас получают от 80 тысяч рублей, что нет проблем с кадрами, что наша медицина ничуть не хуже западной – это правда.

Когда Скворцова говорит: «У нас», надо понимать: «У нас в Москве и Санкт-Петербурге». Остальным, простите, остается только смотреть на эти издевательства (а иначе назвать ЭТО нельзя) и терпеть.

Ну и перенимать понемногу украинский опыт по лечению корой дуба и подорожником. Этого пока нет, но надо быть готовым.

В качестве примера могу привести недавний случай, когда коллега Кривов вызвал «Скорую помощь» своей двухлетней дочери, у которой при странных симптомах была еще и температура за 39.

«Скорая» приехала. С фельдшером. Оказалось, в смене нет ни одного детского врача. В итоге фельдшер осмотрел ребенка, по телефону связался с диспетчерской, там ему кто-то продиктовал назначения, на этом весь визит был закончен.

Миллионный город…

Нет, все логично. В интернете на том же «Пикабу» достаточно уже исповедей врачей, которые не дрянь, а просто люди, которые хотят жить. Вот так просто хотят жить, и жить хорошо. Потому и я понял своего знакомого врача, которого с детства знаю. Хотел с ним побеседовать насчет проблем «Скорой»… и не вышло. Оказалось, он уже полгода работает на станции СМП в Красногорске. Да, не за 150 тысяч, но и не за 30.

А как будет у нас, это действительно не его головная боль.

Я думаю, у нас будет так, как во многих других сферах. На зарплаты, которые россияне считают недостойными, придут те, кого они устроят.

А что, так уже случилось в строительстве, ЖКХ, торговле, почему не случится в медицине? Образовании? Ну, если зарплата устраивает, значит, можно ожидать специалистов из тех стран — бывших братских республик, где жить еще хуже, чем в России.

Все прекрасно знают, откуда к нам придут на помощь.

И вот этот рынок, наверное, будет заполнен так же, как это случилось с предыдущими. Законы рынка…

И тут становится ясен как белый день так называемый «список Топилина», который предполагает ускоренную выдачу российского гражданства лицам, владеющим медицинскими профессиями. Акушерки, врачи скорой помощи, психиатры, участковые терапевты, хирурги, медсестры, фельдшеры из стран бывших республик СССР (ну а кто к нам из Европы поедет?), добро пожаловать!

И вот это как-то не внушает оптимизма, если честно. Не то чтобы я против узбекских и таджикских врачей в наших кабинетах, но… но нет у меня уверенности в них.

Но увы, это рыночная российская система, которая напрочь не советская.

Повторить стоит. Российская медицина не является продолжением советской. Это совсем другая медицина, она не лучше советской в принципе, но то, что будет дальше, будет только хуже. И вот почему.

Что нас убьет? Ну точно не «Томагавки»

Американский законопроект «Цезарь». Асад должен уйти?

Все тот же Рынок. На смену заботе о здоровье нации пришли рентабельность, окупаемость и собственность.

И вот тут главная сложность. Можно сменить министра. Можно сменить премьер-министра. Можно сменить президента. Толку от этого будет ноль, потому что останется неприкосновенным принцип рыночной экономики. Прибыль вместо здоровья.

Причем прибыль даже не у учреждения здравоохранения, а у страховой компании, которая регулирует денежные потоки.

Но и не стоит забывать ту гордость, с которой еще одна чиновница, госпожа Голикова, рассказывала о росте частных медицинских учреждений в стране в два раза с 2014 года.

Роскошно, конечно. Не менее интересный факт, как и стремительно пустеющие государственные поликлиники. Отток из них идет в эти самые частные клиники, и если в государственных очередь к профильному специалисту может растянуться на пару-тройку месяцев, то за совершенно вменяемую плату ЭТОТ же специалист примет желающего в любое удобное для него время.

Впрочем, это совершенно общеизвестный факт.

Но диагностика – это только половина дела. Меньшая, причем. А что с лекарствами?

А с лекарствами все у нас отлично. Иностранные фармкомпании дружно бегут с рынка готовых препаратов, причем санкции тут вообще не при делах. В основном тендерная ценовая политика и патриотическое лобби отечественных фармолигархов.

Ничего не имею против российских лекарств, но тот факт, что по состоянию на конец 2019 года с 2015 года из продажи исчезло от 700 до 900 препаратов иностранного производства. Да, данные весьма нечеткие, потому что никто не задавался целью отследить, но даже на сайте Росздравнадзора ежемесячно выкладывались данные о препаратах, которые производители прекращали нам поставлять.

Точных цифр нет. Но к чему цифры, если нет препаратов?

Что нас убьет? Ну точно не «Томагавки»

Относительно замен. Здесь все не так просто. Можно сказать, что мы все импортозаменили и… И сказать вообще можно все. А вот сделать…

Все, кто верит в сказку об импортозамещении, должен вспомнить, что сегодня не 1991 год. Вся фарминдустрия приватизирована и находится в чьих-то руках. В лучшем случае – у российских олигархов, в худшем – принадлежит иностранным компаниям.

Но главное – у нас почти не осталось своей разработки и полного цикла производства. Примерно как в автомобилестроении, отверточная сборка там и лопатное производство в фармакологии.

То есть простое смешивание и фасовка из того, что привезли на завод.

Зато экономически выгодно.

Точно так же выгодно завозить дженерики из Азии. Дженерик – это заменитель патентованного средства (а запатентованы сегодня все лекарства, в основном производителями), выпущенный без заморочек с лицензиями.

Да, дженерики сегодня, согласно исследованиям американки Кэтрин Эбан, которые она опубликовала в книге «Bottle of Lies», – это то, что угробит нас всех не хуже, а возможно, и лучше атомных бомб.

Не зря лекарственные препараты, произведенные в Индии и КНР, запрещены ко ввозу, ох не зря. Ведь сегодня в Азии (Индия, Филиппины, Индонезия, Китай) производится до 60% мирового объема лекарственных форм. Субстанции и для патентованных лекарств, и, естественно, более дешевые, но «не хуже» дженерики.

Ну вы поняли, это как кроссовки «Адидас». Чем «фирма» от китайских отличается, все помнят? Вот с лекарствами то же самое совершенно. Зато дешевле.

Получается, что вся суть «импортозамещения» у нас выразилась в том, чтобы заместить импортные лекарственные препараты, созданные на основе китайских и индийских субстанций, препаратами российскими. Созданными совершенно из тех же китайских и индийских субстанций.

Какая разница?

Поверьте, разница может быть очень неприятной.

Свой собственный пример. В прошлом году пропал из всех аптек мой личный препарат «Конкор АМ». Выпускается в Венгрии, на заводе ЭГИС под контролем немцев, их компании «Мерк». Сижу давно, всем меня он устраивает. И вот пропал.

Заменить сложно, но можно. Препарат «Бисам» от ООО «Атолл». Российский препарат. Втрое дешевле. Если по буквам и цифрам – ну один в один. По факту – лучше не вспоминать. Было очень неприятно.

Так что я никому не порекомендую такие вот эксперименты на себе. И, увы, на своей шкуре ощутил, каково это — сменить европейский препарат на не пойми что. Но могло быть и хуже, кстати. У диабетиков и онкобольных все еще печальнее, если верить им.

Что нас убьет? Ну точно не «Томагавки»

Совместные учения ВМФ России и ВМС Сирии стартовали в Средиземном море

Но самое здесь отвратительное то, что зарубежные производители уходят, а наши не сильно спешат занять нишу. Огромное количество тендеров на закупку лекарственных средств просто игнорируются производителями. И это речь идет о лекарствах, которые должны после закупки оказаться в больницах.

То есть мы медленно и уверенно идем к славным 90-м, когда пациент должен был приходить в больницу со своей постелью, посудой, едой, лекарствами и шприцами.

Так себе перспектива-то… очень так себе.

А удивляешься. Почему от 30 до 50% тендеров не играются вообще? Цены? Правильно, цены. Никто не может поставлять препарат себе в убыток, потому что такую цену нарисовали в тендере те, кто его производят. Ну и естественно, откаты. Это святое.

У нас так и дороги делают, и лекарства закупают.

Потому информация о том, что почти вся страна сидит на более чем сомнительных дженериках от «Ранбакси», не удивляет. Удивляет, скорее, информация о том, что «Ранбакси» как производитель выпускает лекарственные средства помойного качества. С точки зрения честной американки.

Но так как у нас рынок, то все равно дешевому индийскому сырью будет дан зеленый свет именно потому, что оно дешевое. Ведь если убрать все эти недолекарства с сомнительным исходом применения, то изрядный процент населения останется без лекарственной помощи вообще.

А значит, останется уповать на народную медицину, божью помощь, чудо-целителей, да собранные всем миром деньги на лечение там, где есть медицина, есть лекарства и есть врачи.

Что нас убьет? Ну точно не «Томагавки»

В Германии, Бельгии, Израиле, США. Которые по мнению Скворцовой, должны нам смертельно завидовать.

На деле смертельно завидовать будем мы. И не то чтобы завидовать, но смертельно. Когда к нам придет та, западная страховая медицина, при которой действительно проще будет умереть, чем вылечиться.

Да, возможно, американцы, у которых нет достаточных заработков, и позавидуют пока нам. Как мы вспоминаем советскую медицину, которую фактически сегодня угробило наше либеральное правительство.

Ну что же, мы за него голосовали, теперь будем пожинать плоды. Залечивая раны познания подорожником, корой дуба и индийским порошком, куда, возможно, не плюнула обезьяна.

Будем здоровы? Точно не вымрем?

Роман Скоморохов, Доктор Ватсон

Источник