Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Рекомендации по ликвидации снайперов

Активный снайперский промысел в условиях уличных боев среди развалин не терпит однообразия и является результативным только тогда, когда снайпер проявляет дьявольскую изобретательность — иначе он никого не убьет. Контрснайперский промысел в городе дает эффект только в результате активного и опережающего коллективного поиска вражеских снайперов. И как показала практика, лучшим средством против снайперского террора является превентивный встречный диверсионно-снайперский террор. Получаются такие вещи только в результате агрессивно-наступательных действий контрснайперского подразделения в составе снайперов с приданными к ним диверсант-разведчиками (или наоборот — разведдиверсионной группой с приданными снайперами, по обстановке событий).

При контрснайперских мероприятиях не может быть повторяющихся шаблонных действий. Такие мероприятия не предусмотрены в уставах. По ним не пишутся инструкции. Поэтому бесконечно шевелить мозгами приходится и командиру такой группы, и каждому из ее бойцов, и всем вместе. Подходить к решению проблем уничтожения вражеских снайперов нужно с иезуитской изощренностью, проявляя максимум терпения и осторожности, чтобы не попасть под встречную пулю.

Прежде всего, где бы ни оказалось ваше подразделение, в каком бы месте оно не заняло рубеж, проводите контрснайперскую профилактику и не ждите, пока снайпер противника начнет вам пакостить. Оконный проем, завешенный даже рваным одеялом, делает стрельбу снайпера по этому окну абсолютно бесполезной — он не видит цели, которая за этим одеялом находится. Вам же через дырки в одеяле будет прекрасно видно, что делается снаружи. Но не подходите к этим «смотровым щелям» очень близко — вас может выдать блеск глаза и «колыхание» ткани. Автор знал случай, когда такое рваное одеяло «ненароком» колыхали старой шваброй, найденной в брошенной квартире, и на это колыхание попался стрелок неприятеля — он выстрелил два раза, а на третий по нему стрельнули пушечной очередью из БМП. Открытые проходы, проломы, ходы сообщения, по которым приходится часто перемещаться, завешивайте густой маскировочной сетью, так, чтобы со стороны противника эта сеть не просвечивалась и не было видно, кто из вас за ней находится. С вашей стороны за этими сетями должны быть темные места. Все открытые места «проскакивайте» на предельных скоростях. Не выставляйтесь в проломах и проемах и не стесняйтесь лишнего проползти — останетесь целы. Всегда смотрите, какой фон местности находится за вами и не показывайтесь в развалинах в темной одежде на фоне побеленных стен.

Если вам нужно по открытому простреливаемому месту протащить груз (детали миномета, боеприпасы в ящике и прочее), это лучше сделать рывком налегке, проскочив опасное место (или переползти), а затем протянуть тяжелый предмет на веревке.

Как уже было сказано ранее, все мелкие тряпки, бинты, шнурки, веревочки и прочие «фантики», привязанные и колыхающиеся на ветру, являются флюгером для вражеского снайпера. Такие развивающиеся «фантики» позволяют ему определить силу и направление ветра на вашем участке и вносить соответствующие корректировочные поправки в стрельбу. Поэтому срывайте и уничтожайте все, что подвешено и колыхается. В городе Т. возле позиций несколько дней «колыхался» женский чулок, и мужики долго вопрошали: «какого … он там болтается?» Чулок болтался двое суток, и за это время там убили шестерых. Седьмого убили, когда он полез этот чулок снимать. Поэтому, когда снимаете флюгер, не подставляйтесь под выстрел. И запомните -если на вашей стороне такого флюгера не было, и он вдруг появился, значит его повесила разведгруппа противника. По возможности, пусть ваши разведчики подвешивают такие флюгеры на сопредельной стороне.

Если вашего товарища ранило на открытом месте, это может быть снайперской приманкой и пришедшие к нему на помощь могут быть следующими жертвами снайпера. Но раненого нельзя оставлять — его надо эвакуировать. В городе применять для этого бронетехнику опасно, ибо ее легко поджечь со стороны, да и не всегда она может подъехать из-за обломков и разрушений, загромождающих подъезд. Поэтому раненого выносят мгновенным рывком, под постановкой дымовой завесы и интенсивного огня по щелям и бойницам на стороне противника. При этом те, кто вытаскивают раненого, должны иметь на себе побольше защитной брони — бронещитков, бронежилетов и т.д. В том же городе Т. при таких обстоятельствах раненого выносили, прикрываясь крышками от канализационных люков.

Если со стороны противника грохнул беспричинный выстрел, и пуля попала просто в стену, полюбопытствуйте, нет ли вблизи этого попадания какого-нибудь заметного пятна, дефекта кладки и всего прочего, к чему можно «прицепиться» при стрельбе — снайперы очень часто таким образом пристреливаются по ориентирам для выверения дистанции стрельбы. Делают они это потому, что в городе и при стрельбе сверху-вниз расстояние всегда кажется меньше действительного примерно на 1/8. Летом нагретый воздух действует как линза, довольно часто «приближая» цель на эту же величину.

Снайпер противника — он хотя и сволочь, но живой человек, и хорошую выгодную позицию для стрельбы ему выбрать очень не просто. Запомните это, и постарайтесь подумать за вражеского снайпера, откуда и куда ему выгоднее стрелять, где он сможет укрыться, и где он может найти цель или скопление целей. Оценивайте конкретную обстановку за него и думайте за него. В штабах за вас никто думать не будет.

Любой нормальный командир, когда его подразделение занимает рубеж где бы то ни было, сразу же выставляет наблюдателей для установления вражеских огневых точек. К этому наблюдению сразу же подключаются и снайперы. Наблюдение производится не в бинокли и оптические прицелы, а в перископы любых конструкций, ибо наблюдающие в бинокль чаще других становятся снайперской добычей. При наблюдении передний край противника изучается до каждого квадратного дециметра. При этом всегда обнаружатся щели, амбразуры и амбразурки, затененные места, углубления в фундаментах и стенах, из которых можно вести огонь. Признаком не только снайперской, но и огневой позиции вообще может служить расчищенный для стрельбы сектор обстрела (см. иллюстрации). Установив любую подозрительную и в принципе пригодную для стрельбы амбразуру-щель, не мешает для профилактики обвалить ее из противотанкового гранатомета, миномета, стрельбой пушек БМП, даже если снайпера там и нет. Или же при диверсионной вылазке откуда-то сбоку засунуть туда кусок тола на длинной палке — чтобы его не выкинули назад. Или же просто постреливать почаще по таким щелям-амбразурам и темным местам. Такая профилактика избавит противника от ненужных соблазнов пострелять именно из этих точек. Нужно, чтобы снайпер противника боялся к ним подходить, особенно перед вашим наступлением и во время него.

Любой наблюдатель должен быть наблюдательным. Тренированной наблюдательностью нужно «засекать» какие щели, амбразуры, крупные и мелкие строительные обломки на сопредельной стороне были вчера и какие появились сегодня, после ночи (а иногда и днем через час), и что после ночи изменилось в расположении предметов на стороне противника. Амбразуры и щели могут быть закрыты снаружи любой подручной заслонкой от проникновения пуль и осколков, чаще всего каким-нибудь металлическим предметом или заткнуты строительными обломками, но так, чтобы при необходимости эти «крышки» и «затычки» можно было легко «отвалить» наружу. Посему по зрительной памяти надо определять, какие щели были не закрыты и какие вдруг закрылись, и делать соответствующие выводы.

Тренированная наблюдательность позволит определить изменения на местности, характерные для оборудования снайперских позиций. Контрснайпер сразу оценит ландшафт места события, архитектуру развалин, особенности расположения крупных и мелких строительных обломков, проходов, проемов. В зависимости от этого вычисляется местонахождение снайпера. Например, в темном оконном проеме снайпера следует искать в правом (от вас) нижнем углу — потому, что естественное для снайпера укрытие (угол окна, подоконник и стена) будут слева от него, если он, разумеется, стреляет с правого плеча. Аналогично этому принципу ищите снайпера и за строительными обломками — он будет находиться преимущественно слева от них (справа от вас), выставив для стрельбы лишь часть головы и плеча. И поэтому общее направление при возможной атаке малой группой на этот объект должно быть слева-направо, наискосок, чтобы ваши бойцы выходили из-под сектора обстрела этого снайпера. Сам он вынужден будет в попытках «зацепиться» за цель «выворачиваться» из-за укрытия и подставляться под контрснайперскую пулю.

Снайперы противника не всегда сидят под бетонными плитами и стреляют из щелей — сектора обстрела при этом малы, такие позиции безопасны для снайпера, но малорезультативны для ведения огня. Лучших результатов снайперы во все времена достигали только при стрельбе с открытых позиций, которые занимают скрытно и скрытно на них находятся до удобного момента. Очень часто выявить такую позицию позволяет дневное изменение освещения. В течение дня солнце освещает позиции с разных сторон. Позиция, занятая снайпером утром и с тени, с выгодным освещением цели перед собой, при перемещении солнца может стать очень невыгодной для снайпера и выгодной для «охотника» за этим снайпером, который с ночи «законсервировался» на ровном и открытом месте, оказывающемся после обеда в глубокой тени. Очень часто получается так, что противник сутки «законсервировавшийся» в тени и даже в складках местности, с перемещением солнца неожиданно высвечивается и даже открывается сбоку, оказавшись практически беззащитным. Очень часто при этом его выдают блики оптических приборов, которые тоже возникают и перемещаются при изменении освещения. Изучите все эти возможные световые изменения для конкретной местности и вам неожиданно откроются очень интересные и полезные вещи.

При изменении освещения даже маскировка может изменяться — проявляются явные контуры замаскированной позиции или замаскированного силуэта.

Бой в городе имеет динамичный характер, и рубежи не стоят на месте. Дислокации своих и чужих при этом напоминают «слоеный пирог», и противник часто оказывается сбоку. Не забывайте об этом и при наблюдении почаще обращайте внимание на фланги противника. Возможна стрельба вражеского снайпера «косым огнем» в сторону из мест, которые с фронта не просматриваются. При этом снайпер может достать вас в изгибах траншей, ходов сообщения и за, казалось бы, надежными укрытиями, стреляя из самых неожиданных мест. Поэтому в случае подстрела кого-то из своих обязательно переговорите с очевидцами события, с теми, кто в момент подстрела был рядом. Они всегда расскажут очень много интересного и полезного.

Снайпер противника часто работает под шумовым прикрытием пулеметной очереди или взрыва — ищите его где-то рядом с тем местом, где стрелял пулемет или что-то взорвалось в момент подстрела.

При выявлении любой подозрительной щели, из которой может в принципе стрелять противник, надо попытаться представить, что может находиться за этой щелью (возможно, это просто хаотичное нагромождение тяжелых и крупных строительных обломков, под которыми трудно и технически невозможно оборудовать позицию). Есть ли от этой щели и кучи обломков, в которых она образована, ход к пересечению местности, подвалу, канализационной сети, и подумайте, можно ли такой ход проложить и за какое время.

Если щель находится в куче обломков или грунта, она может быть связана с канализационной сетью . При возможности это можно (и нужно) уточнить на трофейных технических планах. Такие технические планы, захваченные разведчиками при взятии Будапешта, Белграда и Вены оказали нашим наступающим частям неоценимую услугу.

Разведгруппы, которые денно и нощно лазят в городе по вражескому переднему краю, и непосредственно за ним, окажут большую услугу своим, если выявят и уточнят возможные позиции стрельбы снайперов противника по наличию возле них следов и других признаков посещения: стреляных гильз, пустых патронных коробок, бинтов. Если разведчики притащили захваченного «языка» (или просто взят пленный), его тут же необходимо допросить и узнать как можно больше о снайперах, их позициях, стиле работы и т.д., пока этого пленного не поволокли дальше, на допрос к высокому начальству. Тогда для вас будет поздно. Решайте свой интерес непосредственно на месте событий.

Снайпер всегда заготавливает несколько позиций. Очень полезно установить в какой последовательности он их занимает. Определив ее, можно сделать снайперскую или диверсионную засаду на пути перемещений этого стрелка.

По совокупности результатов наблюдений, разведданных, допроса пленных можно и нужно спрогнозировать перспективные места позиций вражеских снайперов. Это позволяет постоянно вести профилактику против них — подрывом позиций, диверсионными рейдами, засадами, минированием в отсутствии хозяина, световыми гранатами, брошенными перед позицией в нужный момент, любым ослепляющим способом, слезоточивым газом, гранатометами, крупнокалиберными дальнобойными винтовками, концентрированным огнем нескольких снайперских винтовок по щели, но главным образом — дистанционно управляемой взрывчаткой внутри здания.

При выстреле из какой-либо щели вы должны представить себе возможную архитектуру этого строения и запустить гранату из гранатомета в любую другую щель — справа или слева от проявившей себя бойницы. В какую сторону стрелять? Стрелять следует с упреждением туда, где будет большая свобода маневра для противника. При этом полезно посмотреть на позицию противника под другим углом — и очень часто можно обнаружить «слабину» в его обороне. Практике известен случай, когда снайпер, стреляя из подвального окна, после выстрела выскочил в подвальный коридор и попал под гранату, которую для профилактики запустили по этому коридору в торцевое коридорное окно.

После того, как противник изучен, можно сделать так, что он будет бояться высунуть нос. Очень хороший эффект в борьбе с вражеским снайпером в городе достигается коллективной работой группы снайперов. Действуя по договоренности между собой, 3-4 снайперских пары могут рассеять внимание снайпера противника (показом ему кукол с разных направлений поочередно), провоцирующих одиночным огнем, «щекочущим» нервы противнику, и с разных же сторон коллективно концентрированным огнем «зажать» вражеского снайпера и выгнать его в нужную сторону под выстрел. Или же отвлечь его внимание и расстрелять сбоку, откуда он открыт и не ожидает выстрела. Или же плотным маневренным огнем загнать этого снайпера в глухое место, отрезав ему путь к отступлению, и пусть он сидит там до ночи, боясь высунуться. Ночью на пути отхода его будет ждать кто-то из наших диверсантов с ночным прицелом на бесшумной винтовке. А бывает, к такому «хитромудрому» стрелку, который надеется отсидеться в безопасном месте, делают групповой рывок (см. далее) и забивают его гранатами. По ходу событий могут возникнуть и другие варианты. Над ними надо думать и думать, думать всему коллективу контрснайперской группы, и приучаться делать это постоянно, быстро и на ходу. По ходу дела могут возникнуть самые неожиданные оригинальные и единственно правильные решения.

В практике был случай, когда снайпера противника «выкурили» из подвала обыкновенной милицейской «черемухой». Правда, набросали ее туда столько, что в этот подвал нельзя было зайти еще дней десять.