Instagram @soldat.pro
Военные специалисты
EnglishРусский

Командный состав накануне войны

Командный состав накануне войны

Командный состав Карельского фронта, Северного флота и 14-й армии.1941 год

Для более объективной оценки командного состава Красной Армии перед началом Великой Отечественной войны необходимо иметь в виду следующие обстоятельства. Во-первых, резкое увеличение вооруженных сил в предвоенные годы повлекло за собой необходимость быстрого роста числа командного и начальствующего состава. Это, разумеется, не могло не сказаться на снижении уровня его подготовки.

Проблема пополнения командных кадров решалась в первую очередь путем призыва на действительную военную службу командиров из запаса. В 1939-1940 годах из запаса было призвано более 175 тыс. лиц командно-начальствующего состава, многие из которых впоследствии были зачислены в кадры Красной Армии. Уровень подготовки командного состава запаса не отвечал требованиям времени, не мог в полном объеме обеспечить выполнение возложенных на него обязанностей.

Другим источником пополнения командных кадров стало резкое увеличение числа военно-учебных заведений, сокращение в них сроков обучения и увеличение штатной численности постоянного и переменного состава. В 1940 году было открыто 42 новых сухопутных училища. Почти во всех военных училищах в 1940 году для младшего начальствующего состава запаса, красноармейцев 2-го года службы – даже годичный срок обучения. Разумеется, что за такое короткое время подготовить профессионально грамотного командира взвода практически было невозможно.

К началу войны командный и начальствующий состав готовили 19 академий, 10 военных факультетов при гражданских вузах, 7 высших военно-морских училищ; 203 военных училища и 68 курсов усовершенствования, на которых обучалось свыше 300 тыс. человек. Однако даже такое количество учебных заведений не обеспечивало потребности войск. Командующие войсками военных округов были вынуждены своим решением организовать в округах многочисленные краткосрочные (6-месячные) курсы младших лейтенантов.

Несмотря на принятые меры по увеличению количества командных кадров, полностью решить эту проблему не удалось. По состоянию на 1 января 1941 года списочная численность командно-начальствующего состава армии и флота составила 579 581 человек, из них на сухопутные силы приходилось 426 942 человека, ВВС – 113 086, ВМФ – 39 553 человека. Некомплект командно-начальствующего состава Рабоче-Крестьянской Красной армии к началу 1941 года составил более 18%.

Во-вторых, на качественно-количественное состояние командного состава отрицательно повлияли репрессии против военных кадров, пик которых пришелся на 1937 и 1938 годы. Общее число жертв пока точно не установлено. Согласно отчету начальника управления по начальствующему составу РККА НКО СССР Е. А. Щаденко от 5 мая 1940 года в 1936 – 1938 – 1939 годах из армии было уволено 18 240 человек, что составило 3,9 % от списочной численности командно-начальствующего состава. Как будто не так уж и много, особенно если считать в процентах, да еще иметь в виду, что на 1 мая 1940 года в армию была возвращена часть незаконно уволенных – 12 461 человек. Но ведь уволены были командиры и политработники самого высокого ранга, имевшие богатый боевой опыт. За несколько лет сменились все командующие округами, на 90% – их заместители, на 80% – руководящий состав корпусов и дивизий. В 1937 году из армии было уволено 1469 политработников, из них членов военных советов, начальников политуправлений военных округов и их заместителей – 18, военкомов корпусов – 16, военкомов дивизий – 57.

Командный состав накануне войны

1941 год, Командующий Резервным фронтом генерал армии Георгий Константинович Жуков с офицерами на совещании на командном пункте под Ельней

К уголовной ответственности из числа уволенных, согласно данным газеты «Правда» от 17 октября 1990 года, было привлечено и осуждено в 1936 году – 263, в 1937 году – 1684, в 1938 году – 1041, в 1939 году – 463, в 1940 году – 63, в 1941 году – 816 человек. Это, несомненно, повлияло на создание моральной атмосферы в армии, где царили всеобщая подозрительность, боязнь принятия самостоятельных решений, выискивание врагов народа, порой и прямое доносительство. Это далеко не полный перечень последствий сталинских репрессий против командных кадров. Все это не могло не отразиться на состоянии командного и начальствующего состава.

В-третьих, надо учитывать, что проведенные репрессии и увеличение боевого состава вооруженных сил повлекли за собой большие кадровые перемещения, особенно в 1938-1939 годах. Вакантные должности заполнялись неподготовленными людьми, не имевшими должного практического опыта. Например, по группе строевых должностей от командира полка и выше за 1939 год было произведено 2452 назначения или 73,9% их штатного числа. Имелись случаи, когда командирами дивизий назначались командиры батальонов в капитанском звании. Когда о таких случаях докладывали наркому обороны К. Е. Ворошилову, то он начинал бравировать тем, что у них с С. М. Буденным в гражданскую войну и таких званий не было, однако это им не мешало им громить белых генералов. А вновь назначенным командирам нарком советовал учиться.

В результате такой кадровой политики перед войной в сухопутных войсках в звене военный округ – полк в среднем 75% командиров имели стаж службы в занимаемой должности до одного года. Аналогично обстояли дела и в других видах вооруженных сил.

В-четвертых, нельзя забывать также о том, что уровень образования кадров РККА накануне войны оставался крайне низким. Число лиц командного состава с высшим образованием в 1940 году составляло от общего количества 2,9%.

В-пятых, одним из показателей качественного состояния командного состава являлось наличие у него боевого опыта. К началу войны в Красной Армии осталось около 10% командного и начальствующего состава, имевшего опыт гражданской войны, и около 15% комначсостава получили боевой опыт во время военных конфликтов 1938-1940 годов, а также в боях в Китае и Испании.

Учитывая все эти факторы, можно сделать вывод, что в предвоенные годы велась большая работа по подготовке командных кадров, однако было сделано далеко не все, а проведенные массовые репрессии против военных кадров существенно подорвали боеспособность Красной Армии.

Следует сказать, что давая оценку нашему командному составу, начальник германского генерального штаба в своем дневнике писал: «Русский офицерский корпус исключительно плох. Он производит худшее впечатление, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, пока она достигнет прежней высоты». Видимо, в чем-то Гальдер был прав. Но только нельзя забывать о том, что не через 20 лет, а через долгих и тяжелых четыре года «плохой офицерский корпус» наголову разбил фашистскую Германию и ее сателлитов.Габриэль Цобехия

Источник