Военные специалисты
EnglishРусский

Работа над ошибками

Работа над ошибками

ОПЫТ, ОПЛАЧЕННЫЙ КРОВЬЮ: Работа над

Вопрос безопасного обращения личного состава с оружием не нов. Это вечная головная боль командиров всех подразделений всех силовых структур, во всем мире и во все времена. Кому не знакомы длительные (хорошо, если “домашние”) разбирательства по поводу утраты 1 (одного!) 9-мм патрона к пистолету Макарова.
Или случайного выстрела, произведенного каким-нибудь разгильдяем. А уж что касается неправильного использования, применения или незаконного хранения оружия и боеприпасов, тут порой дело доходит до судебной скамьи.

И вот — командировка в Чечню. Грозный. Основной нашей задачей было патрулирование закрепленных за отрядом городских районов в дневное время, охрана комендатуры ночью и круглосуточное несение службы на блокпостах. Сразу встал вопрос обеспечения защиты личного состава от ЧП, связанных со случайными выстрелами и самопроизвольными взрывами.

Зафиксировано много случаев, когда пренебрежение нормами безопасности приводило к гибели и ранениям военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел. Но официальная статистика не отражает реальной глубины проблемы, так как в подавляющем большинстве случаев командиры стараются не выносить сор из избы и потери списываются на якобы совершенные боевиками нападения.

Мой товарищ, тоже командир ОМОНа, рассказывал, как один из офицеров его отряда вследствие психологических перегрузок ночью поднялся и, сидя на постели, стал “стрелять” вокруг себя из табельного ПМ, щелкая курком. К счастью, коллеги среагировали быстро, да и патрона в патроннике ПМ не оказалось. До этого инцидента виновник переполоха не вызывал никакого беспокойства, был дисциплинирован, не злоупотреблял спиртным, в момент происшествия был абсолютно трезв.

В одном из отрядов случайный выстрел произвел пулеметчик. Пуля влетела в неприкрытый вход блокпоста на противоположной стороне охраняемого участка и, срикошетив, попала в бедро другому бойцу.

Ранение в предплечье в результате неосторожного обращения с пистолетом Стечкина внутри БТР получил один из сотрудников СОБРа. Коллеги также рассказывали, что взрыв в столовой, в результате которого были погибшие и раненые в одном из СОБРов, также был не “результатом попадания выстрела из гранатомета противника”, а следствием слишком вольного обращения бойца с ручной гранатой. Не думаю, что без подобных происшествий обходилось во внутренних войсках и подразделениях Российской армии.

Имелся у нас и собственный опыт предпосылок к ЧП. Один из бойцов отряда передал товарищу свой автомат, чтобы тот отнес оружие в расположение подразделения. При этом владелец автомата выбросил патрон из патронника и отстегнул магазин, но по причине усталости или рассеянности перепутал последовательность действий. Когда его товарищ решил перехватить автомат поудобнее, нечаянно нажал на спусковой крючок. Нам очень повезло: пуля попала в деревянный пол и никто не пострадал.

Основой всех этих происшествий служит привыкание личного состава к оружию, которое находится в распоряжении бойцов практически круглосуточно и всегда должно быть готово к бою. Ношение при себе максимально возможного боекомплекта также становится элементарным правилом выживания. Группа “Тактика спецназа” Возникает отношение к оружию и боеприпасам как к крайне необходимым и жизненно важным предметам повседневного обихода. Отсюда снижение восприятия их как источников повышенной опасности.

Строгий учет боеприпасов в реальной военной обстановке существует лишь в воображении штабных работников за пределами зоны боевых действий. Ни один здравомыслящий командир не сдаст боеприпасы, полученные официально, изъятые у противника, выпрошенные или выменянные у товарищей по оружию. В ходе боя никто не будет заполнять журналы учета выдачи вооружения и боеприпасов. Точно учитываются лишь те боеприпасы, которые выданы официально, и то задним числом.

Интересно было наблюдать реакцию сотрудников, которые после свободного обращения с сотнями единиц патронов и гранат, выходя на службу в родном городе, получали с соблюдением всех необходимых формальностей 16 патронов к пистолету или автомат с 30 патронами. Практически все они отпускали шутки на этот счет, предлагали не беспокоить службу вооружения и привозить побольше патронов из Чечни, чтобы не “мелочиться”.

Другими предпосылками к ЧП является трудно преодолеваемое любопытство, привычка своими руками разбираться с возникшей неполадкой в оружии, простая невнимательность. Один из наших офицеров, найдя возле поста гранатомет РПГ-18, решил, что у него в руках пустая “труба” и стал показывать его коллегам. Произошел выстрел. По счастливой случайности реактивная струя и граната прошли между стоявшими сотрудниками. Офицер, прекрасно знакомый с правилами безопасности, сам обучавший подчиненных, за несколько минут совершил две грубейшие ошибки: поднял чужой предмет и неосторожно обращался с боевым оружием.

Сильно сказывается и усталость личного состава, особенно после отражения ночных нападений. Один из сотрудников, участвовавших в шестичасовом ночном бою, после случайного выстрела в пулеприемник устройства для разряжания оружия удивленно говорил дневальному: “Ты представляешь: мне показалось, что я отстегнул магазин и положил его на тумбочку. И вдруг выстрел! Очнулся, а магазин пристегнут”. Командирам подразделений, выполняющих специальные задачи в особых условиях, необходимо учитывать возможность таких проявлений при выходе личного состава из стрессовых ситуаций.

Чтобы избежать беды, командование нашего отряда установило следующий порядок. Личное оружие бойцы разряжали под контролем дневального на входе в расположение отряда у специально обустроенного пулеприемника. Также проверяли, чтобы из всех гранат были вывинчены запалы и извлечены выстрелы из подствольных гранатометов. Хранилось оружие в непосредственной близости от каждого сотрудника, обычно оно развешивалось на стене рядом со средствами защиты. Личные боекомплекты размещали в разгрузочных жилетах, висевших рядом с оружием. Несение службы постами по периметру комендатуры, а также наличие вооруженного круглосуточного наряда на входе в расположение обеспечивали защиту от внезапного нападения и достаточное время для расстановки личного состава по боевому расчету.

Служба на блокпостах обычно осуществляется не в три смены, как предусматривает Устав гарнизонной и караульной службы, а в две. Личного состава мало, а задач много. Бодрствующую смену в качестве резерва обычно выделить невозможно. Поэтому учитывая возможность внезапного нападения на блокпост, приходилось идти на определенный риск. Сотрудники отдыхали, имея под рукой защитное снаряжение. А их оружие хранилось заряженным в пирамиде рядом с местом для отдыха. Соблюдение мер безопасности контролировал начальник смены.

Казалось бы, элементарные правила, которые соблюдаются в любой воинской части. Но во многих ОМОНах, СОБРах и других подразделениях, даже когда нет такой необходимости, принято держать все оружие на руках и заряженным.

У нас ситуации бывали разными, и размещаться приходилось тоже по-разному. И в относительно нормальных зданиях, и в палатках, и в землянках. Приходилось иногда и в чем-то отступать от установленных в отряде правил. Но общий порядок и привычка личного состава контролировать свое оружие позволили нам избежать небоевых потерь за весь период командировки в Чечню.

Комментарии