Военные специалисты
EnglishРусский中文(简体)FrançaisEspañol
 Edit Translation

Как попадают в ЧВК Вагнера. О погибшем в Сирии бойце Алексее Ярошевиче

чвк вагнера

Сегодня есть основания утверждать: 42-летний гомельчанин Алексей Ярошевич погиб в Сирии, где воевал в составе российской частной компании под командованием бывшего подполковника спецназа ГРУ Дмитрия Уткина, позывной “Вагнер” (далее – “ЧВК Вагнера”), пишут Игорь Ильяш и Катерина Андреева на портале “Белсат”.

19 сентября – в день смерти Ярошевича – главный информационный портал “Исламского государства” (запрещенная в РФ группировка) Amaq Agency разместил фото четырех убитых мужчин с короткой подписью “Россияне, не похожие на кадровых, наемники”.

Позже в ряде сообществ в социальных сетях распространили ту же фотографию, называя человека на фото Алексеем Ярошевичем. Есть фото без ретуши, на котором хорошо видно характерную форму носа и бровей убитого. Сравнив с фото Алексея, сделанным при жизни, мы увидели, что черты лица очень похожи.

Переход через Евфрат и штурмовики, о которых молчит Минобороны

По сводкам Минобороны России, 19 сентября ситуация выглядела следующим образом: армия Асада при поддержке российских советников и авиации ВКС РФ форсировала реку Евфрат и продвинулась в населенный пункт Дайр эз-Заур.

Близкий к сирийским властям ресурс Al-Masdar сообщал, что операцию проводили “Охотники на ИГИЛ” или ISIS Hunters – якобы элитное подразделение асадовской армии. Как выяснила волонтерская организация Conflict Intelligence Team и телеканал РБК, обучением “охотников” занимались русские из ЧВК Вагнера.

В тот же день вооруженная группа пытается прорваться дальше на восток от Дейр-эз-Заура, на территорию, подконтрольную боевикам ИГ. Это отражено на карте, которая обновляется в режиме онлайн и аккумулирует твиты со всего интернета.

Естественно, никаких российских штурмовых бригад там, по официальной версии Минобороны, быть не могло. Но как раз между городом Хушем, занятым асадовцами и поселением Ат-Табия, которое контролируют джихадисты, днем ​​19 сентября при попытке прорыва были ликвидированы четверо бойцов славянской внешности, среди которых оказался и белорус.

У них на шее – отличительные личные жетоны. Обычно на жетоне кадрового военнослужащего есть номер из шести цифр и надпись “Вооруженные силы России”. Но на металлических пластинках у убитых не указана принадлежность к стране, а только буква “М” и четыре цифры.

В начале октября Служба безопасности Украины обнародовала собранные разведкой данные относительно ЧВК Вагнера: у всех бойцов структуры, включая руководство, жетоны выглядят именно таким образом.

Эти факты почти не оставляют сомнения: Алексей Ярошевич был “солдатом удачи” ЧВК Вагнера.

В этом тоже не сомневается Бондо Доровских – известный российский предприниматель, который в 2014 году под влиянием пропаганды поехал воевать против Украины, но разочаровался и потом неоднократно выступал с публичной критикой российских властей.

“Я Ярошевича не знал, но могу точно сказать – если он погиб в Сирии, то это вагнеровец. В Сирии нет других российских ЧВК”, – отметил Доровских, у которого со времен Донбасса осталось много знакомых среди вагнеровцев.

По словам Доровских, у “Вагнера” воюют не только россияне, но и украинцы с белорусами. Причем белорусы отличились в ЧВК как “хорошие специалисты”.

ЧВК Вагнера действует с 2014 года. Спецслужбы Украины утверждают, что вагнеровцы причастны к уничтожению украинского самолета Ил-76 на Донбассе, участвовали в штурме Луганского аэропорта и боях за Дебальцево. В Сирии вагнеровцы отличились при штурме Пальмиры в марте 2016 года и ряде других операций. По информации СМИ, минимальная ставка для рядового в ЧВК Вагнера – около 250 тысяч рублей (более 4300 долларов), но с разными бонусами эта цифра может достигать 450 тыс (более 7800 долларов). Отдельно предусмотрены выплаты раненым и родственникам убитых.

“Основная причина – деньги”

Антон Борисенко из Владивостока прошел срочную службу в морском спецназе. В 2015 году поехал на тренировочную базу ЧВК Вагнера в Молькино Краснодарского края и через три месяца его отправили на Донбасс, в Пески, где тогда происходили наиболее ожесточенные бои.

“После заключения контракта, копию мне не дали, и никому не выдавали на руки. Все видели их в течение 15 минут, пока подписывали. Руководство и те, кто выше, в лицо и по фамилиям нас не знали. Но нам было известно, что “Вагнера” с Генштаба греют и курируют”, – рассказал Борисенко.

На вопрос, что мотивировало 26-летнего парня пойти в наемники, тот отвечает: “Основная причина – деньги”.

Он утверждает, что за штурм Песок получил 280 тысяч российских рублей (4850 долларов). После окончания активной фазы войны на Донбассе, вагнеровцы направились в Сирию.

“Бойцов в ЧВК около 1500. Есть и в Дамаске, и в Хаме, и в Латакии, и в Алеппо. Все разбросаны по ротам. Командир моего взвода погиб при штурме Пальмиры, оторвало ногу, поэтому меня перевели на его должность”, – говорит Борисенко.

Оценки количества наемников отличаются. По информации российской “Новой газеты” сейчас в ЧВК Вагнера входит несколько тысяч человек, подразделение включает в себя артдивизион и танковую роту. Служба безопасности Украины утверждает, что в общей сложности количество ЧВК Вагнера достигает 5 тысяч человек.

Опыт участия в войне на Донбассе имеет значительная часть сегодняшних бойцов “Вагнера. После того, как активная фаза военных действий на юго-востоке Украины завершилась, боевиков переориентировали на защиту режима Башара Асада в Сирии. В Сирию после Донбасса поехал и россиянин Алексей Савко (позывной “Мемфис”).

“Мы познакомились, когда набирались на донбасскую войну, – рассказывает его товарищ Святослав Голиков, – Нет большой тайны в том, что значительная часть добровольческих батальонов формировалась в Ростовской области фактически в виде частных военных компаний. В одном из таких – батальоне “Степь” – в июне 2014 года мы с “Мемфисом” и познакомились”.

После лета 2014-го “Мемфис” еще несколько раз заходил на территорию Украины в составе различных российских подразделений, а осенью 2015 года отправился в Сирию в составе ЧВК Вагнера.

“Я точно не знаю, как он оказался в «Вагнере», – рассказывает Голиков, – Но после того, как мы уже попали в эту систему сбора добровольцев по линии ЧВК летом 2014-го, какие-то завязки у ребят были – выйти на нужных людей не было проблемой”.

Голиков рассказывает, что зарплата бойцов у “Вагнера” в Сирии была примерно в два раза выше, чем у российских наемников на Донбассе.

“Ничего плохого в этом нет: в армии офицеры и контрактники также получают надбавки за участие в боях. А тут фактически – неофициальное подразделение вооруженных сил России, которое выполняет опасные задачи. Но Леша не был из тех, кто тупо пошел за деньги. Если родина платит за выполнение задачи – это здорово. Но это не главный фактор. Просто эта работа его захватила”, – рассказывает Голиков.

В марте 2016 года ЧВК Вагнера участвовала в штурме Пальмиры, и во время этих боев 28-летний “Мемфис” был убит. Посмертно Путин наградил его и еще ряд вагнеровцев орденом Мужества.

Бойцы ЧВК Вагнера обычно не раздают интервью и не позируют в социальных сетях с оружием. Полная секретность отдельно оговаривается и прописывается в контракте при приеме в компанию.

Россиянин Павел Ш. ранее воевал на Донбассе на стороне сепаратистов, а весной 2017 года находился в Молькино, но в отличии от других о базе вагнеровцев говорить может – в последний момент контракт он подписывать отказался.

База ЧВК Вагнера расположена в Молькино на территории 10-й отдельной бригады специального назначения ГРУ. Чтобы попасть к “Вагнеру” потенциальный наемник должен пройти несколько КПП, причем случайному человеку туда попасть невозможно – только через личные знакомства и предварительные договоренности.

“В Молькино ни в коем случае нельзя говорить, что едешь в ЧВК Вагнера – между своими их так никто не называет. На КПП ты говоришь, что ты в “компанию”. Они вызывают специального человека, тот спрашивает, откуда узнал о “компании”, проверяет документы. Если все нормально, то ты проходишь дальше. Когда проходишь все КПП – видишь мужиков, которые сильно отличаются от обычных военных, у них их форма и машины песочного цвета, все с бородами”, – рассказывает Павел.

Офицерские звания в ЧВК не упоминаются. Есть только группы и командиры групп. Вагнеровцы обращаются друг к другу по позывным, имена называть не принято даже при разговоре рядовых между собой (чаще всего имена просто не знают). Дополнительные расспросы не приветствуются, вызывают подозрение.

Требования к потенциальным наемникам достаточно просты: заграничный паспорт на руках, отсутствие задолженностей (кредиты, штрафы и т.д.) и хорошая физическая форма. Желательно также иметь опыт боевых действий – ветеранов Донбасса, например, берут по упрощенной программе.

“Если контракт подписал, то пути назад нет. А если ты подписал, а потом понял, что это не твое, то можешь просто не вернуться, как нам сказали. Я так понял, что просто в спину стреляют”, – рассказывает Павел.

Сам Павел хотел попасть в ЧВК Вагнера в качестве снайпера, но в Молькино набирали только бойцов штурмовых бригад.

“Я отказался подписывать контракт, потому что там просто набирали мясо. У штурмовиков 70 процентов потерь – это нормально. У вагнеровцев в конце 2016-начале 2017 года в Сирии погибло около 300 человек. Из-за больших потерь в ЧВК подняли оплату – с 250 тысяч до 350 тысяч рублей (около 6 000 долларов)”, – говорит Павел.

По словам Павла, вагнеровцы в декабре 2016 года принимали участие в штурме Алеппо совместно с войсками Башара Асада.

“ЧВК Вагнера» нужно, чтобы скрыть российские потери и официально не участвовать в наземных операциях. Ребята сражаются за путинские деньги, ФСБ их прикрывает. Насколько я знаю – у всех параллельно есть свидетельства российских военных. Ответственность они понесут только, если в России власть сменится. А пока многие в России мечтают туда попасть – там платят реальные деньги. Я знаю ребят, которые повоевали в «Вагнере» и сейчас очень неплохо себя чувствуют: в России кризис, а у них дорогая машина и по две-три квартиры”, – объясняет Павел.

На пути к легализации

Стоит отметить, что еще 29 декабря 2016 года Владимир Путин подписал закон о краткосрочных военных контрактах (до 1 года), который может быть заключен, в частности, в целях “пресечения международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации”. Эксперты оценили этот закон как шаг к легализации ЧВК Вагнера. Одновременно Дмитрий Уткин (“Вагнер”) был замечен на приеме в Кремле, позже появилось его фото вместе с Путиным.

Но пока ЧВК Вагнера остается вне закона. По данным российских СМИ, в высшем российском военном руководстве сейчас идет борьба между сторонниками и противниками легализации ЧВК Вагнера.

                          Чат в TELEGRAM:  t.me/+9Wotlf_WTEFkYmIy
Logo 11 px1flvbt0ljozknqq96fk7ihon04v7y82vfxaay6ho