Компания Геннадия Тимченко будет вести бизнес в Сирии под охраной российской ЧВК

Российская компания «Стройтрансгаз Логистика» — дочернее предприятие «Стройтрансгаза» (принадлежит Геннадию Тимченко) — начала в Сирии работы по восстановлению крупнейших в стране фосфатных разработок неподалеку от Пальмиры и подготовку к добыче на них сырья. Об этом сообщило Главное управление геологии и минеральных ресурсов Сирии, пишет сайт РБК.

Контракт между этим ведомством и компанией «Стройтрансгаз Логистика» на восстановление добычи на месторождениях Эш-Шаркия и Хнейфис президент Сирии Башар Асад ратифицировал 23 апреля. Об этом сообщается на сайте сирийского ведомства.

Месторождение Эш-Шаркия ​ (Al-Sharqiyah, или As Sawwanah) расположено в 45 км к юго-западу от Пальмиры, Хнейфис ​ (Khunayfis) — в 60 км. Прежде суммарный объем их годового производства достигал 3,5 млн т, из которых 3 млн т шли на экспорт, остальное — на завод по производству удобрений в сирийском городе Хомсе, добыча руды здесь прекратила​сь 21 мая 2015 года, после захвата этой территории частями запрещенной в России террористической организации ИГ. В марте 2016 года сирийские правительственные части установили контроль над рудниками, но в декабре в регион снова вернулась ИГ. Вытеснить боевиков удалось только в конце мая 2017 года.

До гражданской войны, начавшейся в 2011 году, Сирия входила в пятерку крупнейших экспортеров фосфатов, необходимого сырья для производства фосфорных удобрений.

Контракт со «Стройтрансгазом» сирийские власти подписали 9 декабря 2016 года. В апреле, перед началом операции по освобождению месторождений, которую сирийская армия осуществила при поддержке России и Ирана, в порт Тартус, где находится российская военно-морская база в Сирии, прибыли российские суда с оборудованием для добычи и производства фосфатов, пишет сирийское издание All4syria.

В «Стройтрансгазе» от комментариев отказались. Тимченко ​через Volga Group принадлежит 80,01 процента в компании, говорил он в ноябре 2016 года.

«Стройтрансгаз» был единственным известным российским инвестором в Сирии. Компания построила там газоперерабатывающий завод (ГПЗ) и газопровод, строила второй ГПЗ мощностью 1,3 млрд куб. м в год в окрестностях города Ракки. Первая очередь этого предприятия введена в ноябре 2014 года. Представитель компании отказался назвать срок ввода второй очереди.

Согласно иранской прессе, зимой сирийские власти также подписали меморандум о сотрудничестве в добыче фосфатной руды на руднике Эш-Шаркия с Ираном. Для ее транспортировки в Иран, как рассказывал сирийским СМИ министр транспорта страны Али Хаммуд, планировалось продлить железную дорогу с востока Хомса до рудников. По железной дороге сырье доставлялось бы в порт Тартус.​

Источник, близкий к правительству Сирии, сообщил РБК, что контракт на восстановление шахт Дамаск действительно собирался отдать Ирану, но в итоге выбор был сделан в пользу России. По данным политолога Григория Лукьянова, сейчас территорию рудников контролирует российская частная военная компания. Она не только отвечает за обеспечение военной безопасности объекта, но и ведет восстановительные работы. При этом из района вытесняются подконтрольные Ирану или находящиеся под его влиянием подразделения сил народной обороны, сообщил Лукьянов.

«Это один из множества объектов на территории, контролируемой официальным Дамаском, которые передаются представителям российского, иранского и китайского бизнеса, так как без их помощи, технологий, инвестиций и выходов на внешние рынки они не могут быть восстановлены», — пояснил РБК Лукьянов.

Россия и Иран конкурируют в Сирии, говорит Лукьянов: «Российско-иранский альянс в Сирии является преимущественно ситуативным и вынужденным, в этом и заключается главная причина его хрупкости».

Москва и Тегеран — тактические союзники в Сирии, объединенные сейчас схожими взглядами на террористические угрозы и необходимостью сохранения целостного и дееспособного сирийского государства, говорит эксперт Российского совета по международным делам и редактор издания Al-Monitor Максим Сучков. «Однако по мере того как война в Сирии будет подходить к завершению, областей и вопросов, где Россия и Иран будут преследовать различные политики, исходящие из неодинаковых интересов, будет все больше», — полагает он. Сейчас каждая сторона ищет возможности для закрепления своих позиций. Это касается минеральных ресурсов страны, уточняет эксперт.

Сейчас официальные сирийские власти заняты восстановлением дорог, связывающих рудники с портом Тартус, главной задачей проправительственных военных формирований является установление контроля над дорожным сообщением в Западной Сирии — путями к турецкой и иракской границам, говорит Лукьянов. «Возможность безопасно отправлять грузы в Турцию даст возможность восстановить экономику страны», — поясняет он.

581 просмотров всего, 6 просмотров сегодня

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someonePrint this page

Добавить комментарий