Зачем президенту Путину Национальная гвардия? (источник: bbc.com)

В российской прессе и блогосфере новость о создании президентом Путиным Национальной гвардии на базе уже существующих внутренних войск МВД после объявления об этом во вторник стала самой обсуждаемой.

Возглавит Федеральную службу войск национальной гвардии Российской Федерации, как будет официально называться новая структура, генерал Виктор Золотов, командовавший до этого сначала личной охраной президента, а затем внутренними войсками МВД.

По статусу он будет приравнен к министру, у него будет шесть заместителей, а официально его должность называется «главнокомандующий Национальной гвардией».

Эксперты отмечают, что новая структура не будет сильно отличаться по задачам и полномочиям от внутренних войск.

Однако тот факт, что она будет напрямую подчиняться президенту, заставил многих говорить о создании силы, главная цель которой — защита власти в случае дестабилизации обстановки в стране.

Единоличное решение

Идея создания Национальной гвардии не выносилась на обсуждение в обществе, хотя неофициально об этом говорилось уже довольно давно. О создании новой структуры Путин объявил в день подписания указа 5 апреля.

По словам президента, окончательно все вопросы организации деятельности Национальной гвардии должны быть описаны в соответствующем федеральном законе, который в виде законопроекта уже внесен в Госдуму.

«Мы зафиксируем это, как мы и обсуждали с Министром внутренних дел [Владимиром Колокольцевым], не только в Указе, но и в будущем федеральном законе с тем, чтобы не было никакого разнобоя, с тем, чтобы всё работало чётко и слаженно», — сказал Путин.

Никаких сомнений в том, что этот закон пройдет все необходимые этапы рассмотрения, он не высказал.

Подчинение и структура

Должность главы службы будет называться главнокомандующий войсками Национальной гвардии, и подчиняться он будет непосредственно президенту, который будет назначать его своим указом. Первый такой указ уже подписан — главнокомандующим назначен Виктор Золотов.

Согласно указу президента, гвардия будет охранять вместе с МВД общественный порядок, бороться с экстремизмом и терроризмом, в том числе и в ходе контртеррористических операций.

Владимир Путин и Виктор ЗолотовImage copyrightRIA Novosti
Image captionВиктор Золотов командовал сначала личной охраной президента, а затем внутренними войсками МВД

Кроме того, она будет охранять важные государственные объекты и специальные грузы, помогать ФСБ охранять границу, участвовать в территориальной обороне, а также обеспечивать контроль в области оборота оружия, частной охранной деятельности. Гвардия также займется вневедомственной охраной.

В указе говорится, что в структуру Национальной гвардии будут включены специальные отряды, мобильные отряды особого назначения, Центр специального назначения и авиационные подразделения, однако подчиняться они будут министру внутренних дел.

Таким образом, Национальная гвардия будет создаваться на базе Внутренних войск МВД, ОМОНа, СОБРа и вневедомственной охраны, однако подчинение некоторых структур будет оставлено МВД.

Права и обязанности

Как отмечают эксперты, полномочия Национальных гвардейцев в целом схожи с полномочиями полицейских, причем, в том числе и в области применения спецсредств и оружия.

Гвардейцы, согласно законопроекту, вправе задерживать и доставлять в полицию подозреваемых в совершении уголовного преступления или административного правонарушения, а также «иных лиц для установления их личности».

При этом держать у себя тех, кого они задерживают, гвардейцы не имеют права более 48 часов. Перечень тех, кого имеют право задерживать военнослужащие гвардии, перечислен в законе.

В законе также сказано, что при задержании гвардеец обязан разъяснить задержанному «его право на юридическую помощь, право на услуги переводчика, право на уведомление близких родственников или близких лиц о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснения».

Как пояснила в публикации Комитета гражданских инициатив эксперт Мария Шклярук, «Нацгвардия получает много полномочий на проникновение в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории; оцепление (блокирование) участков местности, жилых помещений, строений и других объектов.

«Это уже в большей степени заточено под массовые мероприятия, режимы ЧП и контртеррористические операции, спецоперации против организованных групп», — считает она.

Зачем?

В целом, многие эксперты считают, что острой необходимости в создании такой службы, исходя из тех целей и задач, о которых говорил Путин, не было.

Русская служба Би-би-си обратилась к экспертам с просьбой прокомментировать возможные причины такого решения Владимира Путина.

Виктор ЗолотовImage copyrightRIA Novosti
Image captionМногие эксперты считают создание Нацгвардии личной победой Виктора Золотова

_________________________________________________________

Кирилл Титаев, ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге

Тут есть три объяснения. Первое — понятное, конспирологическое: дать должность министерского ранга вполне понятному конкретному человеку. Но я не сижу ни в чьих головах, и не знаю, на чем эта позиция основана.

Вторая версия менее конспирологическая, но тоже примерно в этом же духе. Это история про грядущий электоральный цикл на фоне ухудшения экономической ситуации, и, соответственно, о создании структуры, которая была бы в большей степени готова к подавлению массовых беспорядков, охране общественного порядка в ходе каких-то массовых событий.

Здесь тоже все довольно сложно. Внутренние войска до сих пор в таком режиме не использовались, но закон не препятствует такому их использованию в таком виде. Могло вызывать волнение то, что силы, приписанные к полиции — ОМОН и СОБР — были жестко завязаны на локальные интересы и временами не то чтобы совсем не подчинялись, но явно выказывали желание работать жестко.

Не хотелось бы думать, что все из-за этого, потому что это довольно глупый вариант. Потому что локальная привязка и локальное комплектование обеспечивают полные симпатии к протестующим, если это реально значимые локальные проблемы. Перевод в другое подчинение ничего не изменит.

Третий вариант выглядит относительно логичным. Понятно, что в условиях кризиса нужно передавать какие-то функции в МВД. Передача ФСКН выглядит очень логичной, потому что это вполне избыточная структура. С ФМС ситуация сложнее, но тоже логична.

Но тогда мы получаем мегамонстра. Мы получаем гигантское ведомство а-ля сталинское НКВД, которое явно не вписывается в дизайн органов исполнительной власти.

Портрет Золотова и солдатыImage copyrightRIA Novosti
Image captionНовая структура не будет сильно отличаться по задачам и полномочиям от внутренних войск, отмечают эксперты

_________________________________________________________

Андрей Солдатов, главный редактор интернет-портала agentura.ru, специалист в области работы спецслужб

Вся инфраструктура для использования внутренних войск для отражения внутренних угроз уже есть, она создана и существует уже пять-семь лет, с тех пор как появилась идея оперативной переброски внутренних войск из одного региона в другой, когда была налажена координация с ОМОНами, когда начались учения по разгону манифестаций и так далее.

Каждый, кто посещал несанкционированные митинги в Москве, мог видеть, что военнослужащие внутренних войск стояли там плечом к плечу с ОМОНом, то есть даже на оперативном уровне все было уже налажено.

У меня ощущение, что главная задача… Что Виктору Золотову удалось реализовать идею, о которой он долго мечтал — получить собственное ведомство. И, мне кажется, это главный итог всей этой реформы.

Би-би-си: Одна из возможных причин создания гвардии, о которых говорят в блогосфере и среди экспертов — потребность в силовой структуре, которая не будет колебаться при подавлении массовых выступлений. Как вы считаете, на Национальную гвардию можно будет положиться?

Андрей Солдатов: Есть проблема структуры, а есть проблема людей, которые ее возглавляют.

С одной стороны, внутренние войска всегда считали себя таким передовым отрядом, самыми верными защитниками политического режима, это повелось с 1993 года. Тогда армия о чем-то думала, спецназ ФСБ тоже не хотел принимать активного участия в событиях, а внутренние войска говорили «мы все сделаем».

Они брали на себя ответственность за ситуацию на Северном Кавказе, когда начались учения по разгону манифестаций, они точно с таким же энтузиазмом стали этим заниматься. Это одна история.

Другое дело, что мы не видели серьезного политического кризиса в России, когда произошел бы раскол элит, и там уже действительно можно было говорить о лояльности. Такой проверки все эти структуры не проходили.

Но я лично все равно, когда смотрю на Виктора Золотова, думаю, что одна из самых знаменитых его фотографий — та, где он стоит позади Ельцина на танке в 1991 году. Не знаю, помнит ли он сам об этом, но, мне кажется, это тот опыт, который у него есть.

Он видел, что при наличии того количества силовых структур, которое было у Советского Союза, нельзя сказать, что они вели себя впечатляюще в 1991 году.

Мне кажется, что проблема российских силовиков сегодня в том, что они не пережили и не отрефлексировали опыт 1991 года, и поэтому так эмоционально восприняли Майдан. Уж очень он напоминал — все эти брошенные здания СБУ, администрации — то, что происходило тогда, в 1991 году.

И мне кажется, что реакция на кризис у них может быть неадекватной. Она будет слишком эмоциональной — слишком мягкой, слишком жесткой, но неадекватной.

Виктор ЗолотовImage copyrightRIA Novosti
Image captionВиктор Золотов — бывший телохранитель Путина и человек, исключительно лояльный президенту

_______________________________________________________

Марк Галеотти, профессор Центра международных отношений Нью-Йоркского университета

Ясно, что это создается не по тем причинам, которые декларируются. Потому что для того, чтобы бороться с терроризмом и организованной преступностью, не нужно создавать такую военизированную структуру.

Соответственно, мне кажется, что это нужно для обеспечения политического контроля, политической безопасности. Это не только лояльная сила, которая сможет противостоять протесту на улицах, но также и структура, которая сможет защитить в случае заговора внутри элит. Собственно, для этого и нужна профессиональная охрана.

Би-би-си: Но в России уже есть несколько служб, которые выполняют эту роль…

Марк Галеотти: Да и нет. Старые внутренние войска подчиняются напрямую министру внутренних дел, поэтому они не так контролируемы. Создаваемая структура будет контролироваться Виктором Золотовым, бывшим телохранителем и человеком явно преданным Путину, и это — большая разница.

Другая существующая служба — Федеральная служба охраны (ФСО) — она не присутствует по всей стране, она сосредоточена в Москве. Поэтому, я думаю, сейчас в масштабах страны создается структура «преторианцев Путина».

Би-би-си: Насколько эффективной может быть такая структура для таких задач?

Марк Галеотти: Если вы всерьез озабочены опасностью, исходящей от населения или от элит, то такая структура может вам помочь. Однако это скорее признак излишнего страха, паранойи, если хотите, в Кремле, нежели какой-либо реальной опасности.

И конечно, когда вы создаете подобную структуру, вы начинаете ограждать себя от всей страны, начинаете относиться к России, как недружественной силе, а не как к своей родной стране. И такие меры предосторожности могут лишь ускорить негативные процессы.

117 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someonePrint this page

Одна мысль о “Зачем президенту Путину Национальная гвардия? (источник: bbc.com)

  • 22.12.2016 в 18:51
    Permalink

    Надеются защититься от собственого народа,про который они забыли, забыли маленько нашу историю….17- тый год на носу….

    Ответить

Добавить комментарий