Частная война: история восхода компании Blackwater (перевод из книги Джереми Скэхилла)

До недавней аннексии Крыма по полуострову ходили вежливые вооружённые люди в камуфляже без опознавательных знаков. Сейчас поздно (или, наоборот, слишком рано) рассуждать о том, были ли это российские военные или вооружённые наёмники. Однако, всё это очень удачно совпало с заявлениями некоторых депутатов о необходимости способствовать созданию в России собственных частных военных компаний, которым можно было бы давать особенно деликатные поручения (вроде Крыма). Заявления очень интересные и своевременные, особенно на фоне новостей о сокращении традиционных армий в развитых странах.

В связи с этим, мы решили сделать перевод ряда отрывков из книги известного американского журналиста Джереми Скэхилла Blackwater The Rise of the World’s Most Powerful Mercenary Army, посвящённой истории одной из самых известных компаний наёмников в мире.

Потратьте всего час на чтение этого текста, и мы гарантируем, что этот час будет не только познавательным, но и бесконечно увлекательным. Помните заключительную сцену фильма Zero Dark Thirty, в которой главная героиня после успешно выполненной операции по уничтожению Бен Ладена садится в огромный, специально для нее зафрахтованный самолет, и, опустошенная самым крутым приключением своей жизни, отправляется домой? Примерно так же будете себя чувствовать вы после прочтения этого замечательного перевода. Текст-боевик, текст-приключение ждет вас!

bw_social

Список сокращений — BW (Blackwater), ЧВК (частная военная компания), ТВД — театр военных действий, БД — боевые действия, АП — администрация Президента, DoD (Department of Defense) — министерство обороны США, ВС — вооруженные силы

ПРИНСЫ ГОЛЛАНДИИ

Головокружительный рост самой крупной армии наемников начался не в горячих точках, вроде Афганистана или Ирака, а в маленьком сонном американском городке под названием Голландия (Holland) в Мичигане, где в правохристианской семье родился родоначальник современного наемничества Эрик Принс (Erik Prince). Именно семья Принсев заложила те основы, которые в будущем помогут Blackwater (BW) подняться на недосягаемую высоту международного рынка наемников.

Красивый двухэтажный дом на улице South Shore Drive удачно расположен у вод живописного озера Макатава. Солнце ярко блестит в его чистой воде. По обеим сторонам дороги мирно шуршат старые раскидистые клены. Над домом тихо развевается американский флаг. Спокойную картину изредка нарушает шум моторных лодок или случайно проезжающих машин. Настоящая Америка, прямо с открытки.

В маленькой Голландии семья Принсев была сродни европейской королевской семье, а Эдгар Принс, отец Эрика, был королем. На фабриканта-самоучку Эдгара работала четверть всего города. Он менял облик его институтов, планировал и спонсировал застройку в центре и был одним из покровителей двух местных колледжей.

Если и был какой-то урок, который Эдгар передал своим детям, то это понимание того, как построить империю и управлять ей, придерживаясь строгих христианских догм, правых взглядов и основ рыночной экономики.

К 1973 году Prince Corporation преуспевала как никогда. Штат насчитывал сотни людей в нескольких подразделениях, компания начала выпуск своего флагманского продукта — автомобильного козырька для защиты от солнца, запатентованного самим Эдгаром.

18-часовые рабочие дни плохо сказались на здоровье отца семейства — его хватил удар в возрасте 40 лет. Очутившись в госпитале, как это обычно бывает, Эдгар решил полностью посвятить себя служению Иисусу Христу.

Однако это никак не повлияло на его деловую хватку — скоро Prince Corporation наладила производство множества других автомобильных аксессуаров, пользовавшихся большой популярностью.

Как позже говорил об отце Эрик, он «с нуля основал компанию, которая начала производить литейные машины высокого давления, а после выросла в поставщика автоаксессуаров мирового уровня».

В 1980-х семья Принсев сблизилась с одной из самых влиятельных консервативных семей США, когда сестра Эрика, Бэтси, вышла замуж за Дика ДеВо (Dick DeVos). К слову, ее отец был основателем корпорации Amway, щедро спонсировавшей, естественно, кандидатов от республиканской партии.

Отец Эрика умер от повторного сердечного приступа, когда ему было 63 года. За несколько минут до смерти, он общался с президентом Prince Corporation, затем попрощался и зашел в лифт, где его нашли 15 минут спустя.

Как это случается, когда умирает король, городок Голландия погрузился в глубокий траур. Местные жители даже приспустили флаги.

В это время Эрик служил «морским котиком» и уже успел побывать в Боснии, Гаити и на Ближнем Востоке.

Прим. переводчика: несмотря на довольно глупое название, «морские котики» (или United States Navy’sSea, Air, Land Teams — SEAL) — элитная сила ВМС США. Не буду углубляться в подробности, но эти ребята проходят изматывающую сатанинскую подготовку. О финальном экзамене на вступление в ряды SEAL под названием Hell Week даже сняли несколько фильмов. Так что можно смело утверждать, что Эрик был крепким и выносливым юношей. Интересующимся «котиками» рекомендуем книгувсемирно известного снайпера Криса Кайла, American Sniper.

Эрик восхищался отцом и мечтал пойти по его стопам с самого детства. Не стала исключением и глубокая религиозность— его сочинения в старшей школе пестрили цитатами из Библии. После школы он поступил в Академию ВМС, мечтая стать пилотом на авианосце, но после трех семестров все бросил ради учебы в колледже Hillsdale, проповедовавшем либертарианскую экономику. Во время учебы Эрик был добровольцем-пожарником и ныряльщиком у окружного шерифа. По опросу Princeton Review 2006 года, колледж был отмечен как самый консервативный в стране.

Повзрослев, Эрик начал активно интересоваться правой политикой, поступив на практику в Белый Дом к Джорджу Бушу-ст. Именно во время этой практики он сделал свое первое политическое пожертвование ($15 тыс.) Национальному Республиканскому Комитету Конгресса.

Erik Prince

Эрик Принс

Эрик поддерживал таких политиков, как Джесси Хелмс (сенатор-расист и почитатель Конфедеративных Штатов Америки), Олли Норт (скандал с незаконными поставками оружия в Иран), Ричард Помбо (связи с «черным» лоббистом Джеком Абрамовым), Дик Крайслер (основатель компании Cars and Concepts), Том Коберн (сенатор и дьякон южной баптистской церкви со всеми вытекающими), Том ДеЛэй (неясные связи с тем же черным лоббистом Абрамовым и рядом российских олигархов) и многих других. Хотя бы за последовательность взглядов можно Эрика похвалить.

В 1992 он обратил свое внимание на предвыборную кампанию республиканца-ренегата Пэта Бьюкенена, который пытался отобрать кандидатуру от республиканской партии у президента Буша, выступая со своей ультраконсервативной программой против мигрантов, абортов и однополых браков. Из-за этого Эрик сильно поссорился со своей сестрой, которая в то время работала у Буша. Однако их ссора закончилась так же быстро, как и увлечение Эрика кампанией Бьюкенена — он вернулся в ряды SEAL, вступив в восьмой отряд (SEAL Team 8) после офицерской кандидатской школы. Именно в период с 92 по 96 год в составе SEAL, Эрик встретил многих из тех, кто в будущем станет его помощниками в основании BW.

Первые месяцы после кончины патриарха Эдгара Принса никто не знал, что будет с его наследием — компанией Prince Corporation. Более 4000 сотрудников зависели от того, как видел будущее компании сам Эдгар. Теперь эта ноша выпала всем членам семьи — его жена, Эльза, стала председателем совета директоров; Эрик, порвав со службой, занялся ежедневными делами компании. Его жене, Джоан Николь, только что поставили страшный диагноз — рак в терминальной стадии. Жизнь в сказочной Голландии начала превращаться в ад.

В 1996 году, через год после смерти Эдгара, семья продала бизнес за $1,35 млрд компании Johnson Controls под обещание сохранить бренд Prince Corporation, всех нанятых сотрудников и социальный пакет. Правда, как часто это бывает в мире большого бизнеса и больших денег, Johnson Controls обещание не сдержала, бренд похоронила, а часть сотрудников уволила, расформировав предприятие.

В это время Эрик, пойдя по стопам отца в своей религиозности, дошел до принятия католичества. Взяв пример Эдгара, жертвовавшего правым протестантам, он стал жертвовать деньги правым католикам, вроде Catholic Answers, выступавшим против абортов, гомосексуализма, исследований стволовых клеток и клонирования.

При этом семья Принсев входила в совет Национальной политики (Council for National Policy). Газета The New York Times охарактеризовала этот совет, как «известный в узких кругах клуб нескольких сотен самых влиятельных консерваторов в стране, 3 раза в год встречающихся за закрытыми дверями и обсуждающих, как же вывести страну вправо».

О том, что этот совет не был кучкой полоумных селян, мечтающих о мировом господстве, говорит тот факт, что в президентской гонке 1999-го года Джордж Буш-младший обратился к ним за поддержкой. Их собрания также посещали Дик Чейни (вице-президент) и Дональд Рамсфелд (министр обороны).

BW: НАЧАЛО

Пока Эрик был «печатным станком» в деле финансирования молодой компании, почти все детали его предприятия разрабатывал Эл Кларк (Al Clark), 11 лет прослуживший инструктором по огнестрельному оружию в SEAL. В интервью 1993-го года, когда Принс только начинал свою военную карьеру, Кларк утверждал, что уже обрисовал для себя облик будущей компании.

Главной проблемой того времени было отсутствие тренировочных полигонов у ВМС, в состав которых входит подразделение SEAL. Их всегда приходилось арендовать у морпехов или у армии.

В 1996-м Кларка перевели в 8-й отряд SEAL инструктором по тактике. Принс, тогда дослужившийся до лейтенанта, был в первом взводе, который тренировал Кларк.

Лишь через несколько месяцев Кларк узнал, что Эрик Принс принадлежит к той самой семьи Принсев. Однако мечтам об основании компании не суждено было сбыться — как вы помните, в 1995-м умер отец семейства, а жене Эрика диагностировали рак. Было совсем не до бизнеса.

В интервью 2006 года Эрик рассказал, что «в 90-х у многих спецов были схожие мысли насчет необходимости постройки частных тренировочных полигонов».

Когда его отец скончался в 1995-м, Принс все еще подумывал остаться на службе в SEAL, но после ухудшения здоровья жены он бросил все, уволился со службы и вернулся домой, чтобы поддержать семью и четырех детей.

В 2006-м Принс заявлял: «Многие бойцы спецподразделений, которых я знал, разделяли мои мысли насчет необходимости появления продвинутых частных тренировочных баз. Некоторые из них присоединились ко мне, когда я только создавал BW. После продажи семейного бизнеса я сам спонсировал свою компанию»

Принc утверждал, что идея BW пришла к нему во время несения службы в 8-м отряде SEAL: «Я тренировался по всему миру и понял, насколько тяжело спецподразделениям проходить современную боевую подготовку».

Однако некоторые бывшие высокопоставленные сотрудники BW утверждали, что на самом деле идея принадлежала Элу Кларку: «Эл придумал все от начала и до конца, Эрик предоставлял финансирование».

BW появился как раз во время приватизационного бума в министерстве обороны, проходившего в период с 1989-го по 1993-й под управлением Дика Чейни и Джорджа Буша-ст. В первый же год пребывания на своем посту, Чейни сократил оборонный бюджет на $10 млрд. Он прекратил финансирование научно-исследовательских опытно-конструкторских разработок (НИОКР) по ряду сложных комплексов вооружения, а также сократил количество военнослужащих с 2,2 млн. до 1,6 млн. Как писал Дэн Бриоди (Dan Briody) в своей книге The Halliburton Agenda: «в начале 1990-х армия мало зависела от частных компаний и Чейни был полон решимости изменить статус-кво. Идея была в том, чтобы дать армии воевать, а всю тыловую логистику отдать на подряд частным компаниям. К тому же это был очень хороший способ утихомирить волну недовольства в обществе после очередного развертывания войск за рубежом. Больше «частников» — значит, меньше регулярных войск, и недовольства меньше».

К тому времени, как Эрик Принс и Эл Кларк начали создавать BW в середине 90-х, в минобороны происходили массовые сокращения. Под раздачу попали и тренировочные базы, один из важнейших компонентов военной машины. Первый президент BW тогда говорил: «На качественную тренировку военнослужащих и бойцов спецподразделений сейчас большой спрос, потому что большинство баз были построены еще во времена Второй Мировой и безнадежно устарели. Никто не мог предоставить им современные полигоны». Именно эту нишу и заполнил BW в 1996-м году.

В это время, Республиканская партия переживала не самые лучшие времена. Победа Клинтона в 92 году означала конец двенадцати золотым годам консервативного правления, основы которых заложила администрация Рейгана. Правые религиозные организации, которым Принс очень симпатизировал, считали администрацию Клинтона «левацким режимом, поддерживающим аборты, гомосексуалистов и выступающим против семейных ценностей и религии в стране».

Именно в такой неблагоприятной обстановке и появился BW. 26 декабря 1996-го, через 3 месяца после увольнения со службы в SEAL, Эрик зарегистрировал Blackwater Lodge & Training Center. В следующем году он купил почти 2000 гектаров земли в Северной Каролине. Новое детище достойного представителя фамилии Принсев теперь раскинется у местечка с интересным названием Great Dismal Swamp (Великое Болото).

Может, BW и стал позднее акулой-мегалодоном на рынке наемников, но в начале работы компания отчаянно пыталась убедить комитет по городскому планированию округа Currituck с население 20 000 в том, что BW можно будет открыть здесь бизнес. До 11 сентября членов комитета не волновал мировой терроризм, исламский радикализм и прочие страшилки. Их волновала цена на недвижимость, допустимые уровни шума и возможность обезопасить себя от толп любителей пострелять по живым мишеням. Им было от чего беспокоиться — годом ранее шальная пуля местного охотника попала в здание начальной школы во время уроков.

В итоге округ Currituck им отказал, поэтому Принс поехал в соседний округ Camden, где и получил скорое одобрение своего проекта.

В июне 1997 начались первые работы, и в мае 1998-го компания официально открылась. Хотя название Blackwater и звучит жутковато, оно ссылается на темные воды Великого Болота, вблизи которого построена база BW. Вскоре после открытия в BW стали стекаться как бывшие, так и действующие бойцы SEAL, а вслед за ними сотрудники ФБР. Все было просто — новые полигоны, большие возможности для тренировок и малая удаленность от места работы (до штаб-квартиры ФБР в Вашингтоне 350 км, до одной из баз SEAL — 60км).

К 1998-му дела у BW шли неплохо — компания обучала частных и государственных клиентов владению различными видами огнестрельного оружия (от пистолетов до штурмовых винтовок и пулеметов). Некоторые полигоны сдавались SEAL для проведения тренировок. Офицеры полиции из Вирджинии, Северной Каролины и даже Канады проходили обучение на территории BW. Компании посыпались вопросы от иностранных государств: испанское правительство интересовалось подготовкой специалистов по охране кандидатов в президенты, власти Бразилии интересовались тренингами по контртеррористическим операциям. Один из клиентов BW писал в газету Virginian Plot в 1998: «Они лучшие из лучших… приехать сюда и учиться у самых выдающихся специалистов — большая честь».

К концу 1998-го, база BW включала в себя несколько конференц-залов, классных комнат, комнаты отдыха с каминами и чучелами животных, магазин, столовую, арсенал, отдельную комнату для чистки оружия и просторные номера со спутниковым ТВ для постояльцев — рай для всех любителей оружия даже по современным меркам. В этом же году BW проводил на своей территории соревнование по стрельбе среди органов правопорядка и воинских частей, впоследствии прозванными «Пострелушки в BW» (Shoot-out at BW).

bw_cut1

20 апреля 1999-го произошла трагедия, которая заметно подстегнула бизнес BW — Дилан Клеболд (Dylan Klebold) и Эрик Харрис (Eric Harris), одетые во все черное и вооруженные до зубов, зашли в свою школу Колумбайн в Колорадо и устроили там резню, убив 12 человек. Несмотря на то, что количество инцидентов со стрельбой в американских школах сократилось почти вдвое в период с 1992-го по 1999-й годы, дело получило широкий общественный резонанс и вызвало панику во всех штатах. Правоохранительные органы обязали выработать меры по противодействию таким инцидентам. Поэтому в сентябре 1999-го года 400 бойцов спецназа SWAT отправились в BW на только что построенный полигон, где была детально воссоздана типовая американская школа — с классами, столовыми, библиотекой и неизменными металлическими шкафчиками в коридорах. Особую атмосферу придавали скрытые динамики, на которых во время учений проигрывались крики школьников и выстрелы, а стены были испещрены пулевыми отверстиями и забрызганы кровью.

«Это самый настоящий хаос, стоит чудовищная неразбериха» — говорил один сотрудник правоохранительных органов в отставке, «Эти юнцы беспорядочно бегают в этом огромном помещении. Стоит дикий шум. Вы не можете узнать, кто на самом деле стреляет. Именно в таких условиях бойцы должны четко выполнять свою работу и нейтрализовать угрозу».

Постройка и успешное использование школы-полигона убедило Национальную Ассоциацию Боевых Сил Полиции, организацию, которая тренирует 4000 офицеров полиции в год, провести свою ежегодную конференцию на территории BW. Конференцию посетили правоохранители Канады, Гаити, Бельгии и Великобритании.

В 2000-м году, получив определенную известность среди сил правопорядка, BW сделал огромный шаг вперед, получив свой первый контракт Управления служб общего назначения (УСОН). Это означает то, что BW утвердил в правительстве список товаров и услуг, которые можно продавать федеральным агентствам по заранее установленным ценам. Получение этого контракта открыло дорогу долгосрочным и прибыльным соглашениям с правительственными структурами США. Например, официальная стоимость аренды полигона боевой подготовки составляла $1250 в день для группы до 20 человек. Столько же стоила аренда школы-полигона для группы до 30 человек. В контракте было прописано все — стоимость часа работы инструкторов различных категорий, аренда стрельбищ, цены на дополнительное тренировочное оборудование (например, вращающиеся мишени). Сам контракт не приносил баснословных прибылей, но он помог компании открыть двери во всю федеральную систему США.

«Это как построить Wal-Mart для правительства», — говорил бывший сотрудник ЦРУ Джейми Смит (Jamie Smith), — «С таким контрактом, правительство может просто покупать у вас товары или услуги без какого-то конкурса». Общая практика такова: получив контракт УСОН, компания обычно ищет возможность сотрудничества с как можно большим количеством госструктур и убеждает их пользоваться ее услугами почаще. Именно здесь хорошо помогают политические связи.

Первые деньги по контракту BW получил в 2000 в размере $68 тыс. за устройства для стрельбищ. Так случилось, что ровно такую сумму в конце этого года Эрик Принс пожертвует на предвыборную гонку Буша-младшего.

В конце года произошел инцидент, который послужил отправной точкой головокружительного подъема BW. Утром 12 октября 2000 года в Адене, порту Йемена, маленькое судно подплыло к ракетному крейсеру USS Cole, остановившемуся на дозаправку. Поравнявшись с бортом крейсера, судно взлетело на воздух, проделав в обшивке 12-метровую дыру. Ответственность за этот террористический акт, унесший жизни 17 матросов и покалечивший 39, взял на себя Осама Бен Ладен. Вторая национальная трагедия (вслед за резней в школе Колумбайн) принесла BW очередную порцию контрактов, на сей раз с ВМС. В то время матросы не проходили боевую подготовку со стрелковым оружием, а значит и не были готовы к отражению такого рода нападений. Поэтому командование решило провести обучение по боевому охранению кораблей на базе BW. В итоге, за время своего существования, компания обучила около 30 000 матросов и заработала только на этом $35,7 млн.

Атака на крейсер USS Cole действительно подстегнула бизнес BW, но все это меркло на фоне того, что многие назовут самым страшным террористическим актом на территории США.

bw_cut2

Утром 11 сентября 2001года рейс №11компании American Airlines, следовавший из Бостона в Лос-Анджелес с 92 пассажирами на борту, сменил курс и направился в сторону Нью-Йорка. В 8:46 утра самолет врезался в северную башню Всемирного торгового центра. 17 минут спустя рейс 175 United Airlines врезался в южную башню. А в 9:37 рейс 77 American Airlines влетел в Пентагон. Власти США начали искать возможность немедленного ответа на эти теракты и мести за погибших в обеих башнях. Изменившаяся обстановка предоставила Эрику Принсу и его коллегам карт-бланш, на котором они могли смело написать свои самые смелые мысли о будущем компании. События стали разворачиваться сами собой — новый министр обороны Рамсфелд установил курс на увеличение присутствия частных компаний в военной машине США. Сама судьба благоволила BW.

Через 2 недели после 11 сентября, Принс был приглашен на Fox News, где признался: «4 года я занимаюсь этим делом и уже начал цинично относиться к тому, насколько люди дорожат своей безопасностью. Но теперь все изменилось — наш телефон вообще не умолкает». В этом месяце BW заключает контракт с ФБР на $610 тыс. Скоро компания станет обучать персонал практически каждой правительственной структуры.

Однако, настоящая слава пришла к BW немного позже, в 2002-м, когда компания вышла на рынок наемников, открыв подразделение Blackwater Security Consulting. Как и с Элом Кларком, Принс позаимствовал эту идею у своего коллеги, Джейми Смита, бывшего сотрудника ЦРУ. Как утверждал сам Смит в интервью, «я просто знал, что это закономерный шаг в приватизации деятельности минобороны». 22 января Blackwater Security Consulting открылось и через несколько месяцев, когда США оккупировало Афганистан и планировало вторжение в Ирак, BWSC начало получать сотни тысяч долларов ежемесячно, работая по контракту с ЦРУ. Одной из ключевых фигур в заключении этого контракта был Элвин Кронгард по прозвищу Баззи (Buzzy), исполнительный директор ЦРУ, человек номер 3 в управлении. Интересен он тем, что до карьеры в ЦРУ всю жизнь проработал инвестиционным банкиром. Он сделал Alex.Brown, старейшую инвестиционно-банковскую фирму в США, самой успешной в стране, впоследствии выгодно продав ее в 1998-м и уйдя в ЦРУ. Ходили слухи, что в Alex.Brown он уже работал на ЦРУ под прикрытием.

В 2005 Кронгард стал известен благодаря своему заявлению о том, что здравствующий Бен Ладен будет нужнее.

«Можно сказать, что всем нам будет лучше от того, что он на свободе», сказал он. «Потому что если что-то случится с ним, вы увидите, как многие люди захотят встать на его место и показать, насколько они мачо, устроив очередную кровавую баню. Бен Ладен является скорее харизматичным лидером, чем преступным гением». Говоря на языке корпоративного управления, Кронгард считал Бен Ладена «не главным исполнительным директором, а скорее венчурным инвестором. Допустим, мы с вами хотим взорвать Трафальгарскую площадь. Мы идем к Бен Ладену и он говорит: «Вот вам немного денег, вот паспорта, а если понадобится оружие, идите вон к тому парню»».

Кронгард ездил в Кабул и утверждал, что уровень безопасности местной резидентуры довольно низкий. После этого, BW без конкурса получил полугодовой контракт на сумму $5,4 млн. для отправки отряда из 20 наемников в ту самую кабульскую резидентуру.

Идея работы в ЦРУ так понравилась Принсу, что он лично возглавил этот отряд. Пока наемники охраняли агентов ЦРУ, Принс находился в одной из самых горячих точек Афганистана — деревне Шакин, где американские войска оборудовали базу в 4-х милях от границы с Пакистаном. Очень удобно, чтобы провозить подозреваемых в терроризме через границу и обратно, подальше от любопытных глаз.

Через неделю Принс покинул Шакин и вернулся в Кабул. Как утверждал Джейми Смит, «он искал там людей, которые могли бы предложить BW какие-нибудь подряды на работу». Игра в шпиона в горячей точке так понравилась Принсу, что он решил пойти в ЦРУ, но сошел с дистанции после того, как результат проверки на детекторе лжи оказался неубедительным. Несмотря на это, Принс поддерживал дружеские отношения с управлением. Ему даже оформили особый допуск, позволявший заглядывать во многие резидентуры ЦРУ.

Поскольку контракты с ЦРУ и другими разведывательными службами засекречены, невозможно понять, сколько точно стал зарабатывать BW после получения контракта в Афгане. Смит лишь обмолвился, что после него рост компании стал просто безудержным. Дальнейшая работа на ЦРУ, а также политические и военные связи Принса, в итоге помогли компании найти своего самого желанного и богатого клиента — Госдеп США. Смит тогда очень метко выразился: «Как только мы получили контракт с госдепом, случилось что-то невероятное. Двери в высоких кабинетах ГД открыли дорогу в представительства США почти во всех уголках мира. Это похоже, хотя звучит жутковато, на раковую опухоль. Как только раковые клетки попадают в вашу кровь, через пару дней весь организм стноавится гарантированно заражен».

В марте 2003-го года войска США вошли в Багдад. А вместе с ними и оккупационная административная верхушка, включая местного «проконсула», Пола Бремера III, человека номер 1 на Ближнем Востоке. Именно его и должны были защищать ребята из BW по контракту. Бремер, как и Принс, был католиком, ярым сторонником неоконсервативных взглядов и амбициозным империалистом, мечтавшим перекроить мир под стать американским стратегическим интересам — все во имя священной демократии. Защищать Бремера означало быть номером один среди частных военных компаний, оперировавших на действующем ТВД.

bwx02

Пол Бремер

Президент BW, Гэри Джексон (Gary Jackson), бывший SEAL, тогда начал хвастаться, что контракты BW стали настолько секретными, что они даже не могли рассказать одному федеральному агентству о контракте с другим федеральным агентством. Меньше чем через год всю спесь сдует ветром — 4 бойца BW встретят свою смерть в окружении обезумевших исламистов, после чего весь ход военной кампании США в Ираке кардинально изменится. Все это случится в Фаллудже.

ФАЛЛУДЖА ДО BW

Задолго до того, как бойцы BW ступили на иракскую землю, Фаллуджа уже считалась неспокойным городом. Во время британской оккупации в 1920-м году в городе вспыхнуло восстание. Причиной тому послужила ссора между главой оккупационных сил, подполковником Джеральдом Личманом (Gerald Leachman) и местным лидером Шейхом Дхари, в ходе которой подполковник был убит, а британцы, в отместку, начали нещадно бомбить город. Иракцы проявили ожесточенное сопротивление, убив более 1000 британских солдат, но сами потеряли около 10 000.

Американцы, зная историю этого города, заранее окрестили его «центром просаддамского сопротивления оккупационным силам». В газете Washington Post тогда писали: «Исторические связи с провластными структурами — это только часть истории Фаллуджи. Это еще и регион, в котором сильны деревенские обычаи, рефлексивный национализм, щедро приправленный радикальным исламизмом и тому подобным».

Во время войны в заливе 1991 года, британцы вновь отличились — истребители-бомбардировщики Tornado королевских ВВС сбросили несколько «умных бомб» на мост через Евфрат. При этом три бомбы отклонились от курса и упали в жилой зоне в километре от моста, разрушив дом и местный рынок. В итоге 130 человек погибло, 80 пострадало.

Эхо этой трагедии аукнулось американцам, моментально настроив все население Фаллуджи против них, стоило первому морпеху ступить на иракскую землю. Ситуация усугублялась тем, что в Фаллудже проживали, в основном, сунниты — самая лояльная Саддаму группа населения. В Фаллудже родились и выросли многие солдаты его Революционной Армии.

Американские спецподразделения захватили Фаллуджу в апреле 2003-го, но вскоре им пришлось покинуть город. Местные клялись и божились, что утихомирят буйствующих суннитов, если войска США уйдут. Не последнюю роль здесь сыграл правнук того самого Шейха Дхари, убеждавший американских командиров, что все будет хорошо. Под нарастающим давлением мирового сообщества, недовольного штурмом и сопутствующими жертвами со стороны гражданских, войска были выведены из города. Как только последний «хаммер» исчез из поля зрения на шоссе в Багдад, Фаллуджа вновь перешла на сторону повстанцев.

bwx03

Сотни бойцов 82-й воздушно-десантной дивизии вернулись и быстро заняли некоторые районы города, попутно превратив местную школу Аль Каэд (прим. переводчика: так и называется, Al Qaed, «принадлежащая вождю») в штаб.

Этой же ночью местный имам (возможно, уже знакомый вам Дхари) призвал восстать против американской оккупации. После вечерней молитвы, люди стали собираться на антиамериканскую демонстрацию. Все началось утром 28 апреля 2003, когда протестующие собрались вокруг бывшего штаба партии «Баас» (Партия арабского социалистического возрождения), перешедшего под контроль американцев. Через дорогу, в мэрии, американский подполковник, по совместительству командующий всеми войсками в Фаллудже, проводил совещание. Толпа скандировала «Аллах велик, а Мухаммед — пророк его», «Нет Саддаму! Нет США!» и тому подобные лозунги.

Подполковнику пришлось прервать совещание и приказать своим войскам объявить демонстрантам, что «данная акция может быть расценена как враждебный акт и подавлена с применением силы». Что удивительно, протестующие поняли неиллюзорную угрозу и покинули территорию, направившись в сторону школы Аль Каэд. По дороге к ним примыкали другие жители города, и в итоге количество демонстрантов достигло нескольких сотен.

В толпе несли большой портрет Саддама, хотя при этом раздавались возгласы «Нам не нужен Саддам и нам не нужна Америка!».

 

bw_cut3

Начало темнеть, но протестующие не собирались никуда расходиться. Напротив, речевки стали подкрепляться выстрелами в воздух, в американских солдат на крыше школы полетели камни. По некоторым сообщениям, по ним начали вести огонь. Американские военные сначала применяли дымовые гранаты, но после шальных выстрелов открыли ответный огонь. В мгновение ока демонстрация превратилась в кровавую баню. 75 человек были ранены, а 13 были убиты. Международная пресса сразу сравнила это происшествие с «кровавым воскресением»1972-го года в Северной Ирландии, когда британские военные открыли огонь по протестующим католикам.

Наутро после жесткого разгона митинга в Фаллудже, на улицу опять вышли люди — на сей раз около 1000. Они опять собрались у бывшего штаба партии «Баас». Неясно, почему они решили прийти туда после первого предупреждения, но американцы церемониться не стали и открыли огонь, убив 4 и ранив 15. По сообщениям журналистов, опросивших местное население, ни у кого из протестующих не было при себе огнестрельного оружия, все вели себя мирно. Американское командование утверждало, что огонь велся только из соображений собственной безопасности.

В этот же день Саддам, все еще находившийся в бегах, обратился к гражданам страны с посланием: «Забудьте обо всем и восстаньте против оккупационных сил! Сейчас нет ничего важнее, чем выгнать неверных трусливых оккупантов!». Через несколько часов кто-то бросил гранату в окно штаба американских войск, ранив 7-х военнослужащих. На местных рынках появились DVD-диски с видеозаписями расстрела протестующих иракцев, перемежающиеся со сценой из фильма «Падение черного ястреба», где сомалийцы убивают американских солдат. Все это под аккомпанемент местного муэдзина, поющего про восстание и призывающего людей идти убивать. Фаллуджа не сдавалась, Фаллуджа ненавидела США.

ОХРАНЯЯ СТАВЛЕННИКА БУША В БАГДАДЕ

Пол Бремер III прилетел в Багдад 12 мая 2003 и сразу же поселился в республиканском дворце Саддама на берегу Тигра.

Возможно величайшим наследием Бремера в Ираке, где он считался настоящим проконсулом, стало превращение страны в эпицентр антиамериканских настроений во всем мире и передача местным властям системы управления, которая привела к беспрецедентной коррупции и взяточничеству.

Как и Эрик Принс, Бремер — консервативный католик, до седьмого пота работавший на республиканскую администрацию и завоевавший уважение среди праворелигиозных и неоконсервативных организаций.

В 1970-х он был заместителем министра иностранных дел, Генри Киссинджера. В 80-х ушел с госслужбы, став генеральным директором консалтинговой фирмы того же Киссинджера.

Известный «эксперт по терроризму» среди неоконсерваторов, Бремер сыграл одну из главных ролей в разработке концепции глобальной войны с терроризмом и создании Министерства внутренней безопасности (Department of Homeland Security).

bw_cut4

В 1999 он был назначен председателем национального совета по противодействию терроризму. В 2001 был старшим советником по политике и современным рискам в компании Marsh & McLennan. Головной офис этой компании располагался в северной башне Всемирного торгового центра. Из 1700 сотрудников, 11 сентября не вернулись домой 295.

13 сентября, Бремер написал статью в The Wall Street Journal, где были, в частности, такие строки:

«Наша кара должна стать самой страшной в этом десятилетии. До этого мы демонстрировали серьезность наших намерений, не нанося врагу никакого вреда. На сей раз террористов и их сообщников следует уничтожить. Это может означать войну с одним или несколькими государствами. Как во всяких войнах, будут жертвы среди гражданских. Сколько-то сражений мы выиграем, сколько-то проиграем. Сколько-то американцев погибнет. Но, в конце концов, Америка одержит победу, как и всегда!»

Как только Бремер оказался в Ираке на должности главы оккупационной администрации, он организовал процесс «дебаасификации». В местных реалиях это означало отстранение лучших умов от политики и процесса восстановления государства. При Саддаме принадлежность к партии «Баас» была обязательной для различных должностей.

Бремерский Указ №1 лишил тысячи бюджетников (учителей, докторов, медсестер) работы. Согласно Указу №2, вся иракская армия, 400 000 человек, подлежала роспуску без права на пенсию. Не стоит говорить о том, вчерашние солдаты с легкостью превратились в террористов и повстанцев.

Прим. переводчика: подробнее об этих событиях вы можете прочитать в книге Imperial Life in The Emerald City: Inside Iraq’s Green Zone. Если нет времени — то можно посмотреть «Не брать живым», вольный художественный экшен-пересказ книги с Мэттом Дэймоном в главной роли.

Через некоторое время Бремер, вопреки призывам установить прямую выборную систему, создал Верховный совет из 35 человек, где у него были неограниченные полномочия, включая право вето. Членами совета не могли стать некоторые группы суннитов и все шииты, поддерживающие радикального религиозного лидера Муктаду Садра, непримиримого врага американской оккупационной администрации.

Происходящее в Ираке хорошо описал брат Бремера, Дункан, в то время баллотировавшийся в Конгресс США:

«Может я и предпочитаю, чтобы радикальные исламисты взглянули на мир по-моему и получили из этого соответствующие выгоды. Но все же я считаю, что будет лучше, если они вообще откажутся от своего видения мира и их конкретной интерпретации ислама в частности, дав нам жить спокойно. С геополитической точки зрения не важно, станут ли они исповедовать мирный ислам или буддизм или что-нибудь еще. Важно чтобы они отказались от своей религиозной идеологии навсегда».

Был и Указ №37, снизивший иракский налог на прибыль юридических лиц с 40% до 15%. В Указе №39 постановлялось, что иностранные компании имеют право владеть до 100% иракских активов, исключая отрасль природных ресурсов. Инвесторам также позволили выводить ВСЮ прибыль за рубеж.

Уже к середине августа, через 3 месяца после прилета в Багдад, нападения на американцев и иракских коллаборационистов приняли ежедневный характер.

28 августа BW на внеконкурсной основе получил контракт на создание группы личной охраны для Бремера за $27,7 млн.

bwx04

«Никто до конца не понимал, как доставить его из Вашингтона в Багдад невредимым», — вспоминал президент BW Гэри Джексон. «Секретная служба (прим. переводчика: аналог ФСО в РФ) оценила риски и пришла к выводу, что это в разы опаснее, чем кажется на первый взгляд. Поэтому, в итоге, они пришли к нам».

«Стандартная ставка члена группы личной охраны была $300 в день, — утверждал журнал Fortune. «Как только BW открыл набор сотрудников в личную охрану Бремера, ставка взлетела до $600».

Из-за безграничной ненависти к Бремеру со стороны местных иракцев, BW разработал инновационный протокол личной безопасности своего «объекта №1». Для него выделили 36 телохранителей (большинство из которых были бывшими SEAL), два отряда кинологов и 3 вертолета для перелетов по стране. Сотрудников BW окрестили преторианской гвардией, имидж компании в мире ЧВК был безупречен. Они стали появляться на пресс-фото рядом с такими высокопоставленными фигурами, как Колин Пауэлл или Тони Блэр.

Сами бойцы BW выглядели угрожающе и походили скорее на героев голливудских боевиков — загорелые коротко стриженые силачи в солнечных очках, с ног до головы обвешанные экипировкой. Они не церемонились с журналистами, гоняя их туда-сюда, их вооруженные конвои с вертолетами поддержки и снайперами распугивали местных, их стволы бесцеремонно смотрели на прохожих в любое время суток.

Очередной случай с безнаказанным нарушением закона сотрудниками BW произошел в мае 2004-го. Инцидент стал темой журналистского расследования корреспондента Los Angeles Times, Кристиана Миллера (Christian Miller).

Командировка Роберта Каллахана (Robert Callahan), дипломата посольства США в Багдаде, подходила к концу, и он целый день встречался с журналистами и представителями медиа-организаций. Как обычно, всех сотрудников Госдепа, а Каллахан не исключение, сопровождали сотрудники BW. Возвращаясь с очередной встречи, его конвой из пяти автомобилей повернул на оживленную улицу. В это же время иракский «бомбила», Мухаммед Хаттаб, подвозивший двух пассажиров, опасно приблизился к конвою, на что наемники ответили мгновенным огнем по двигателю его старенького «Опеля». Одна пуля прошла насквозь и попала в пассажира на заднем сиденье, мгновенно убив его.

bw_cut5

Миллер откопал сотни страниц отчета по данному инциденту и смог доказать, что наемники должны были открыть предупредительный огонь. Однако BW не понес никаких наказаний — они четко выполнили свою работу, жизни иракцев их мало интересовали. Стиль работы BW превосходно совпадал с миссией Бремера в Ираке — у него появились превосходные телохранители, пока он совершал «ограбление по-иракски». Его смерть означала бы конец безупречной репутации компании, а значит и конец всем прибыльным контрактам.

Живой и здоровый Бремер был ходячим рекламным щитом для компании — если мы можем защитить человека, которого ненавидит каждый иракец, то мы точно сможем защитить вас где угодно. Меньше чем через год сам Осама Бен Ладен выпустил обращение, где обещал вознаграждение — 10 кг золота — за убийство Бремера. В свою очередь силы сопротивления предлагали по $50 тыс. за голову любого из сотрудников BW.

Бремер обмолвился, что стоило BW взять его охрану в свои руки, как «по запросу Рамсфелда, Секретная служба оценила уровень моей безопасности и постановила, что я — самый угрожаемый американский чиновник во всем мире. Дошло до того, что члены сопротивления якобы внедрили в республиканский дворец своего парикмахера, который должен был во время стрижки перерезать мне горло».

В декабре 2003, через несколько месяцев после того, как BW взял Бремера под охрану, на него совершили первое официально подтвержденное нападение. Бремер вспоминал:

«Мы сели в конвой до «зеленой зоны» — 4 бронированных «хаммера» и 3 бронированных «Шевроле Субурбан». Над нами кружили вертолеты со снайперами BW. Когда я обсуждал со своим помощником планы посетить международный экономический форум в Давосе, раздался оглушающий взрыв, а вслед за ним стрельба из автоматического оружия. У головной машины от взрыва лопнуло колесо. Заднее стекло моего «субурбана» полностью выбило, а в пассажирское угодила пуля из Калашникова. Нас ждала превосходно спланированная засада».

Пока компания охраняла Бремера, о ней мало что было слышно. В сводках СМИ название BW почти не упоминалось. Сотрудников компании называли просто личной охраной Бремера или его телохранителями. Иногда их по ошибке принимали за агентов Секретной службы. А вот в мире ЧВК их величали не иначе как элитой, трендсеттерами всего рынка наемников.

Когда Бремер покинул Ирак в 2004-м, в стране было больше 20 000 вооруженных наемников. За год работы Бремера они стоили Америке $2 млрд и увеличили бюджет на восстановление Ирака на 30%. Выгоду от всего этого, естественно, получал не только BW — многие компании (DynCorp, Control Risks Group, Erinys, Aegis, Hart, Kroll, Steele Foundation) решили поучаствовать в золотой лихорадке и подзаработать. Журнал The Economist писал, что даже британские ЧВК урвали кусок пирога, подняв свою выручку с 320 млн. фунтов до 1.6 млрд фунтов за год.

Что наемники делали в Ираке, кого убивали, сколько их самих погибло — на все эти вопросы не было и не будет ответов, так как на всю их деятельность смотрели сквозь пальцы. Любое судебное преследование (по крайней мере, сотрудников BW) было обречено на провал.

В сентябре 2003-го, через месяц после получения контракта по охране Бремера, отряд BW из 4-х человек направлялся на север от Багдада по проселочной дороге, когда на них, по их собственным сообщениям, напали в небольшой деревушке. Этим утром, один из бойцов, Бен Томас, зарядил свою винтовку М4 мощными экспериментальными боеприпасами, которые не разрешались для использования американскими ВС. Это были бронебойные боерипасы ограниченного проникновения, ББОП (APLP, armor piercing limited penetration). При попадании в тело, такая пуля не пролетает насквозь, а раскрывается, буквально отрывая от человека куски. Во время перестрелки в деревне, Томас выстрелил таким боеприпасом в одного из нападавших, попав ему в ягодицы. Он описывал воздействие пули в газете Army Times:

«Как это описать тем, кто это не видел вживую … Это примерно как выстрелить в человека миниатюрным взрыв-снарядом. Пуля попала ему в зад, а оторвала всю нижнюю левую часть живота. Никто не мог бы подумать, что этот парень умрет от простого ранения в задницу».

Томас, бывший SEAL, вернулся на базу, где за его экспериментальные патроны началась настоящая драка. Новость просочилась в прессу, после чего ему угрожали трибуналом, но узнав, что он наемник, делу не дали хода. После всего этого Томас разместил у себя на майспейсе ссылку на статью про применение ББОП с подписью: «Осама Бин Ладен — моя сучка».

Многие иракцы и некоторые журналисты ошибочно полагали, что наемники BW это агенты ЦРУ или Моссада, что в любом случае приводило местное население в ярость. Но поведение наемников раздражало и реальных офицеров американской разведки, так как они подрывали их безопасность.

17 марта, в километре от «зеленой зоны», у отеля Mount Lebanon на воздух взлетел начиненный взрывчаткой автомобиль, убив 28 человек. В этом отеле, помимо простых постояльцев, проживали как сотрудники ЦРУ под прикрытием, так и наемники, работающие по контракту на правительство США. В марте прошел слух, что американские власти готовят тендер на $100 млн. для организации частной охраны всей «зеленой зоны» (10 квадратных километров, где расположены иностранные и правительственные объекты) и ее 3 000 жителей. Тендер не состоялся, но дела у BW шли все равно отлично — компания открыла несколько представительств в Багдаде, Аммане (столице Иордании), Кувейте и центре американского разведсообщества, Маклине, штат Вирджиния, где отныне располагалось подразделение по связям с правительственными структурами.

ЧЕТЫРЕ МУЧЕНИКА

К началу 2004-гор года BW плотно обосновался в Ираке. Эрик Принс, Гэри Джексон и другие руководители BW активно искали возможность получить больше контрактов и расширить свое присутствие на Ближнем Востоке.

Началась кампания по привлечению талантливых специалистов — BW нужны были бывшие бойцы спецподразделений. Оплата была более чем достойной — в день наемник BW мог получать от $600 до $800 долларов, в особых случаях и больше. К тому же, время пребывания в горячей точке было намного меньше, чем в армии — контракт заключался на 2 месяца, а это просто фантастическая возможность заработать в короткий срок. Будущим наемникам также предоставлялись налоговые льготы.

Для людей, которых профессионально учили убивать других людей, и которым просто не было места «на гражданке», работа наемником была уникальным шансом совместить занятие любимым делом с хорошим доходом. «Это то, что ты делаешь», — говорил бывший боец SEAL, — «Вот, скажем, 20 лет ты управляешь скоростной моторной лодкой или прыгаешь из самолета и тут вдруг начинаешь продавать какие-то страховки. Все навыки, полученные на службе — бой в городских условиях, снайперское дело, рукопашная — все неприменимо в обычной жизни. Это тяжело».

Среди тех, кому работа наемником показалась заманчивой, был бывший SEAL, Скотт Хелвенстон (Scott Helvenston) — загорелый и подтянутый герой с обложки. Буквально. Его фотография была на обложке промо-календаря ВМС США. Он даже тренировал Деми Мур для фильма «Солдат Джейн» и консультировал Джона Траволту для фильма «Без лица». Перебиваясь случайными заработками, он в 2004-м наконец решил вернуться в мир крови и пороха. Сначала ему предложила работу компания DynCorp — вакансия в личной охране президента Афганистана, но контракт предполагал командировку на год. Он не хотел покидать семью на такой срок. Потом он увидел новость про короткие командировки в BW. Так он стал их наемником. Отправившись на Ближний Восток, он думал, что войдет в число тех 36 телохранителей Бремера, но все вышло не так, как он предполагал.

S.Helvenston.1992.SEALs_.Calendar

Скотт Хелвестон

В поисках новых контрактов, BW скооперировался с кувейтской компанией Regency Hotel & Hospital Company. Вместе они выиграли подряд у компании ESS, субподрядчика Halliburton (прим. переводчика: мегакорпорация, история которой тянет на отдельную статью), по охране конвоев с кухонным оборудованием для военных США. Чтобы получить у ESS побольше подрядов, BW в спешке начал собирать охранный конвой.

Скотт писал в электронном письме домой:

«Нам сообщили, что через два дня мы должны будет сопровождать автобус в Багдад. Этим вечером мы с ребятами пошли поужинать в местный ресторанчик, где мне позвонили и спросили, смогу ли я сегодня в 5 утра выдвинуться. Я отказался, у меня вещи были не собраны, да и вообще я не собирался никуда уезжать этим вечером. Вернувшись в номер, меня встретил один из инструкторов со своим дружком. Они обозвали меня трусом, сказав, что меня уволят, если я утром не отправлюсь с новым отрядом в конвой».

Письмо он отправил не только родным, но и всем исполнительным директорам BW с темой «вопиющий непрофессионализм». Это было последнее письмо, которое Скотт отправил в своей жизни.

Вторым был Джерри Зовко (Jerry Zovko). В 19 лет он уже служил в армии, стал рейнджером и отправился в Югославию, где, по словам его семьи, участвовал в тайных операциях. Затем он стал «зеленым беретом», но не был приписан к определенному отряду. В 1997-м он ушел из ВС, но не смог рассказать своей семье, чем конкретно он занимался, ссылаясь на секретность. Затем ему предлагала работу та же компания DynCorp, и он согласился, отправившись охранять посольство США в Катаре. Потом он был наемником у MPRI, тренируя новую иракскую армию. Потом он пришел в BW, где познакомился с третьим членом будущего конвоя — Вэсом Баталоной (Wes Batalona).

Баталона тоже был рейнджером, служил в Панаме в 1989-м и в Сомали в 1993-м. Работая вместе в BW они встретили четвертого — Майка Тига (Mike Teague), бывшего члена 160-го особого авиационного полка «Ночных преследователей» (Night Stalkers). Ледяной человек (ice man), так его называли друзья и сослуживцы, побывал в Панаме, Гренаде, Афганистане, ушел со службы и стал охранником, что ему быстро надоело, после чего он пришел в BW.

Задание у всех четверых было одинаковое — конвоирование грузовиков с кухонным оборудованием через пригороды Фаллуджи до военной базы.

ЗАСАДА

Необходимо отметить, что в это время в Фаллудже как раз происходили волнения со стрельбой с обеих сторон. В феврале 2004-го организованная толпа средь бела дня напала на местный полицейский участок, убив 23 офицера и освободив всех заключенных. Ровно на следующее утро ополченцы уже самостоятельно патрулировали улицы с оружием в руках.

Ситуация начала выходить из-под контроля. США вознамерились показательно усмирить Фаллуджу.

В марте первый экспедиционный корпус морпехов принял некоторые районы у 82-й воздушно-десантной дивизии, настроившись захватить весь город. Начались длительные бои за каждую улицу и каждый дом.

Одновременно произошел еще один важный акт в этом жутком спектакле пороха, песка и крови, и случилось оно не в Ираке, а в Палестине. Израильские военные уничтожили духовного лидера «Хамаса», Шейха Ахмеда Ясина, ударив по нему ракетой с вертолета в Секторе Газа. Это убийство подлило масла в огонь и без того яростного сопротивления суннитов на всем Ближнем Востоке.

Время атаки, точно подобранное под штурм непокорной суннитской Фаллуджи морпехами, укрепило подозрения иракцев в том, что американцы действуют заодно с израильтянами. Тяжело представить, что еще необходимо было сделать, чтобы население Фаллуджи возненавидело тебя сильнее.

Тем временем 4 наемника BW, Хелвенстон, Зовко, Баталона и Тиг были готовы к своему первому выезду. Баталона тогда справедливо возмущался, что группа никогда не работала вместе до такого ответственного задания. К тому же, в последний момент к ним должны были присоединиться еще 2 человека, но их оставили в лагере заполнять бумаги. Вместо бронированных хаммеров, им выдали два простых «паджеро», которым наспех заменили заднее стекло на стальной лист. Но отказываться от выполнения задания никто не стал, хотя по внутреннему регламенту BW минимальный отряд должен составлять 6 человек.

30 марта Хелвенстон сидел за рулем красного «паджеро», рассекая Шоссе №10 в Фаллуджу. Рядом с ним сидел Тиг, который знал Хелвенстона всего сутки — нестандартная ситуация для отряда, который выдвигался в зону БД. За красным «паджеро» ехал черный, за рулем которого сидел здоровяк Зовко, напротив него Баталона, самый старший член отряда (ему было 48). Им не досталось почетного места в личной гвардии Бремера, но они не теряли надежды. Сегодня конвой вилок и сковородок, а завтра, глядишь, дипломат из Вашингтона.

Все были напряжены — два оставшихся на базе наемника должны были прикрывать машины ручными пулеметами, но их не было. А это значило, что единственный пассажир вынужден был не только направлять водителя, но и отстреливаться. У наемников не было никаких предварительных разведданных по району операции, не было информации по возможным угрозам. Не было даже нормальной карты.

Четыре бойца в гражданском транспорте въехали в Фаллуджу в 9:30 утра. Город мечетей уже проснулся и ждал.

Основная улица через Фаллуджу обычно похожа на муравейник — множество машин, людей, снующих туда-сюда, магазины, кафе и кальянные по обеим сторонам дороги. Типичная картина для городов на Ближнем Востоке. Однако незадолго до въезда конвоя в город, группа людей в масках взорвала неподалеку бомбу, распугав всех прохожих и вынудив владельцев магазинчиков закрыть свои точки. Улицы опустели.

Поэтому когда два «Паджеро» въехали в город, можно было сказать, что они скорее походили на двух белых ворон. Вся ситуация, казалось, была спланирована заранее. На видеозаписи, сделанной иракскими повстанцами после этого рокового дня, они хвастались, что им помогали отслеживать передвижения конвоя BW. «Местный моджахед, работавший на армию исламского джихада рассказал нашему командиру, что группа агентов ЦРУ без охраны поедет через Фаллуджу». Представители BW позже заявляли, что в город конвой сопровождала иракская полиция.

Конвой медленно двигался по улицам Фаллуджи, пока в какой-то момент не остановился. Очевидцы рассказывали, что к джипам подбежала группа детей и заговорила с наемниками внутри. Пока Хелвенстон и Тиг, возглавлявшие конвой, разбирались что происходит, раздалась автоматная очередь. Пули сразу же прошили дверь их джипа, будто она была из картона.

Случилось то, чего боятся все бойцы спецподразделений — конвой попал в ловушку. Скотт Хелвенстон скончался на месте, Майку Тигу попали в шею, и он медленно умирал. Внезапно на капот их красного «Паджеро» запрыгнули несколько человек, опустошая обоймы своих калашниковых в лобовое стекло. Оба наемника были мертвы. Под крики «Аллаху Акбар!» к атакующим присоединились местные зеваки. Фаллуджа почуяла кровь.

Как только раздались первые выстрелы, водитель второго джипа, Вэс Баталона вдавил педаль газа в пол, расталкивая грузовики в середине конвоя. До конца не ясно, пытался ли он спасти товарищей или уехать из этого ада прочь. Согласно внутренним правилам BW при попадании в засаду следует заботиться только о себе, как можно быстрее покидая опасную зону. Однако ни один из сценариев не увенчался успехом — как только их джип врезался в грузовик конвоя, по ним мгновенно открыли огонь. Зовко попали в голову, Баталоне несколько раз в грудь, но он был еще жив. Его вытащили из машины и стали бить камнями, пока он не умер. Затем нападавшие отрезали ему руку, ногу и голову, при этом пританцовывая и веселясь. Кто-то принес бензин и облил джипы и тела. На потеху обезумевшей толпе их подожгли. И все это под неизменные выкрики «Аллаху Акбар!».

Через несколько минут приехали журналисты, запечатлев эту жуткую резню на камеру. Толпа к тому моменту выросла до трех сотен человек. Обгоревшие останки наемников вынули из машины, после чего их расчленили всеми доступными способами — арматурами, лопатами и другими подручными предметами. Раздались возгласы «Нашей кровью и нашими душами мы принесем себя в жертву во имя ислама!», затем два изуродованных тела привязали к машине и протащили до моста через Евфрат. Кто-то забрался на мост, повесив останки наемников на стальные балки, где они провисели 10 часов. Потом их сняли, сожгли снова, пепел погрузили в тележку и провезли через город до здания муниципалитета.

Это было второе Могадишу для американцев — в 1993-м африканские повстанцы сбили американский вертолет Black Hawk с 18-ю солдатами на борту, протащив потом их безжизненные тела через весь город. Тогда администрация Клинтона вынуждена была отозвать войска из страны. На сей раз жертвами стали не военные, а наемники, и США уже не собирались никуда отступать. Напротив, смерть четырех наемников BW приведет к яростному штурму всей Фаллуджи и столь же яростному сопротивлению, и все это через годпосле захвата Багдада. До запланированной передачи независимости местным властям оставалось 90 дней. Война только начиналась.

ОГНЕМ И МЕЧОМ

Обожженные останки наемников еще висели на мосту, когда новости о засаде стали распространяться по всем новостным агентствам мира. Однако мгновенной реакции американских властей не последовало, хотя неподалеку располагались четыре тысячи морпехов в полной боевой готовности.

 bw_cut6

В это время Джордж Буш участвовал в предвыборной компании, где не уставал повторять, что «Америку никогда не напугать кучкой преступников и убийц. Мы уничтожим их там [в Ираке], чтобы не пришлось иметь с ними дело в нашей стране». Бремер связался с командующим всеми американскими войсками в Ираке, генерал-лейтенантом Рикардо Санчезом в Ираке и сказал: «Мы должны ответить на этот инцидент, иначе враг поймет, что мы нерешительны». Санчез ответил, что как раз был занят смахиванием пыли с операции по штурму города, которую планировали еще год назад.

Подготовка к штурму началась с обработки общественного мнения. Все чиновники от мала до велика в один голос заявляли, что нельзя допустить такого варварства по отношению к американцам. Билл О’Райли с канала Fox News вообще был довольно прямолинеен:

«Мне плевать на жителей Фаллуджи. Их умы и души уже не завоевать. Они вас просто прибьют и дело с концом. Они это уже доказали, так что давайте просто сравняем это место с землей».

Позже он заявлял:

«Страх это очень хорошая штука. Террористы и их сообщники должны быть уничтожены или брошены в тюрьму. Их наказание должно стать напоминанием для остальных. Как вы думаете, Саддам управлял своей страной? Страхом!»

На голову морпехов посыпались вопросы, почему не поступило мгновенного ответа. Полковник Майкл Уокер, официальный представитель корпуса морпехов США, сказал:

«Стоило ли нам посылать туда, к примеру, танк, чтобы, при всем уважении, забрать останки четырех человек? Что бы это изменило? Толпа есть толпа. Это бы их только спровоцировало. Правильно было дать ситуации успокоиться».

В Северной Каролине, тем временем, телефоны BW разрывались, так как личности четырех наемников были установлены и преданы огласке. Согласно своим внутренним правилам, BW официально отрицал принадлежность убитых к компании.

Ровно на следующий день после засады в Фаллудже, BW нанял влиятельную республиканскую лоббистскую фирму Alexander Strategy Group (ASG), возглавляемую Томом Дэлеем, чтобы помочь компании справиться с непростой ситуацией.

Для морпехов, только-только готовившихся к захвату Фаллуджи, жестокое убийство четырех наемников означало полную смену стратегии их командующего, генерал-майора Джеймса Мэттиса. В Белом Доме подливали масла в огонь, рассматривая эту трагедию исключительно как вызов всем ВС США в Ираке. Буш сразу же вызвал к себе Рамсфелда и всю военную верхушку. Как писала газета Los Angeles Times: «У Рамсфелда был готов план по полномасштабному штурму Фаллуджи. Буш именно это и хотел услышать и одобрил план практически сразу».

2 апреля 2004 года, через 2 дня после засады на наемников BW, началась операция Vigilant Resolve (прим. переводчика: приблизительный перевод — «Твердая решимость»). Представитель корпуса морской пехоты США сразу заявил, что морпехи мотивированы в двух случаях: первый, когда они идут кого-то освобождать, и второй, когда они идут кого-то убивать.

Сегодня они не собирались никого освобождать.

НАДЖАФ

Пока морпехи собирались штурмовать Фаллуджу, в Вашингтоне репутация Эрика Принса была просто на высоте. Его приглашали на Капитолийский холм как специального гостя могущественных республиканских законодателей — людей, которые буквально управляли Конгрессом — где BW провозгласили «бесшумным партнером» в войне с терроризмом. График Принса стал заполнен по минутам. Однако львиную долю его времени теперь занимало отслеживание ситуации, в которой опять его сотрудники сыграли решающую роль. Речь идет уже не о четверых убитых в Фаллудже наемниках.

За несколько недель до трагедии в Фаллудже, администрация Буша разрабатывала план мер против Муктады Садра, влиятельного религиозного деятеля в Ираке. Пол Бремер и Белый дом видели в Садре серьезное препятствие для выполнения своей главной миссии в Ираке — передачи независимости местным властям, запланированной на июнь 2004-го.

Садр, сын убитого войсками Саддама уважаемого религиозного лидера, объявился в оккупированном Ираке в качестве командира шиитской Армии Махди. Он стал самым ярым противником американской оккупации Ирака. Будучи настоящим иракским националистом, он говорил на языке улиц, сдабривая свои проповеди сленгом и знал, как привлечь людей на свою сторону.

Muqtada-al-Sadr-2007-12-25-Stars-and-Stripes

Муктада Садр

Как писала газета Washington Post, во властных американских кругах ходили опасения, что любое воздействие на Садра неизбежно приведет к увеличению его популярности и превращению в мученика.

28 марта группа захвата ВС США ворвалась в багдадский офис еженедельной антиоккупационной газеты «Аль Хавза» (прим. переводчика: «Семинария»), издаваемой Садром, разогнала всех сотрудников, а здание опечатала. По словам Бремера, силовая акция была вызвана нарушением редакцией газеты Указа №14, согласно которому газета «подрывала общую безопасность и подстрекала к насильственным действиям».

Закрытие газеты моментально спровоцировало масштабные протестные акции, которые докатились даже до границ «зеленой зоны». Протестующие выкрикивали экстремистские лозунги вроде «Только скажи, Муктада, и мы возобновим революцию 1920-го года!». Речь идет о восстании против британской оккупации.

В день начала штурма Фаллуджи морпехами, Садр заявил: «Я карающая длань «Хезболлы» и «Хамаса» здесь, в Ираке». Бремер сразу же отдал приказ арестовать его первого помощника, шейха Мустафу Якуби. На следующий день Садр открыто объявил о восстании против американской оккупации.

Тысячи разъяренных шиитов садились на автобусы в Багдад, направляясь в Наджаф, где по некоторым данным содержался арестованный Якуби. Толпа начала захватывать местные административные здания. Полиция Наджафа сразу же разбежалась и единственной властью в городе остался штаб оккупационных сил, охраняемый наемниками BW.

04/04/04

Утром 4 апреля, когда солнце только всходило над Наджафом, небольшой отряд сотрудников BW нес дозор на крыше штаба. В городе почти не было войск регулярных частей из-за договоренности с шиитскими религиозными лидерами, не желавшими видеть американские войска в священном городе. Узнав из новостей о судьбе своих товарищей в Фаллудже, наемники BW были на взводе. Они смотрели, как толпа протестующих, росшая с каждым часом, пытается попасть в кампус университета в соседнем городе Куфа. Было ясно, что на этом они не остановятся.

Охрану штаба в Наджафе нельзя назвать устрашающей — 8 наемников BW, среди них тот самый Бен Томас, убивший иракца выстрелом спецпатроном в задницу, несколько бойцов из Сальвадора и пара морпехов.

Капрал корпуса морской пехоты Лонни Янг (Lonnie Young) в этот день должен был установить радиооборудование как раз в кампусе университета Куфы. «Когда я входил через центральные ворота, я увидел небольшую группу протестующих на улице», — вспоминал Янг. «Продвигаясь вглубь, мы видели, как коалиционные силы в экипировке для борьбы с массовыми беспорядками собираются у главных ворот».

Через полчаса Янг закончил установку оборудования, вернулся в грузовик и задремал. Его разбудил напарник, сказав, что оборудование не работает. «Я сказал, что сейчас подойду», — говорил Янг, — «Как только я оделся, схватил свое оружие и вылез из грузовика, раздались отчетливые выстрелы из АК-47 перед главными воротами».

Он быстро побежал обратно, в сторону штаба местных оккупационных сил. На крыше его уже ждали наемники BW и бойцы из Сальвадора. Припав к своему пулемету, он увидел, как через несколько минут на улице перед штабом остановился грузовик, из которого выбежали вооруженные местные и сразу открыли по крыше штаба огонь. Янг вспоминал: «Я стал кричать, что один у меня на мушке. Мне нужно было разрешение на открытие огня». Но на крыше не было никого из офицеров морской пехоты, кто мог бы отдать такой приказ. Поэтому он обратился к первому попавшемуся наемнику BW: «С вашего разрешения, сэр, я поймал цель!». Янгу дали добро и он открыл огонь.

По некоторым сообщениям, количество протестующих перед штабом в этот день колебалось от 700 до 2 000.

Тысячи пуль и десятки 40-миллиметровых гранат летели в нападавших иракцев. Каждые 15 минут кто-то из оборонявшихся переставал стрелять — перегревалось дуло. Люди Садра отвечали огнем из АК-47 и РПГ. По описанию Washington Post, «в какой-то момент перед воротами протестующие заметили грузовик с сальвадорскими солдатами. Демонстранты их остановили, вытащили всех наружу. Одного убили на месте, засунув гранату в рот и дернув чеку, а двух других избили и отправили под охраной в мечеть».

В разгар боя кто-то из местных полицейских сумел добраться до крыши и принял участие в обороне. Бойцы BW начали снимать происходящее на видео.

— Видишь парня на земле? У него РПГ!

— Где?

— Прямо перед грузовиком, справа от стены!

Бум-бум, тра-та-та, нападающие падают замертво. Один из наемников BW координирует огонь троих солдат на крыше. Бой продолжается.

 bw_cut7

Скоро против оборонявшихся в штабе оккупационных сил иракцы начали подтягивать своих снайперов. Они ранили троих, включая наемника, которому пуля угодила в челюсть. По сообщению капрала Янга, «кровь брызнула на несколько метров и я увидел дыру у него в челюсти размером с четвертак. Я пытался надавить на рану и остановить кровотечение, но кровь просто текла сквозь мои пальцы». В итоге, он кое-как пережал раненому сонную артерию и передал медику. Затем он вернулся на пост:

«Куда бы я не взглянул, внизу везде валялись трупы иракцев. Но нападавшие все продолжали бежать к главным воротам. Я стрелял и стрелял и думал только об одном — убивать, чтобы не быть убитым. Казалось, что нас вот-вот задавят числом. Но от этой мысли я только яростнее стрелял».

Боеприпасы были на исходе, у каждого оборонявшегося оставалась горстка патронов. Ситуация стала критической. Кое-как наемники BW связались с лагерем в Багдаде и запросили амуницию. Бремер лично приказал отправить три его вертолета на помощь. В итоге наемники получили патроны и продолжили оборону, а морпехи, включая Янга, были эвакуированы. Вскоре в Наджаф прибыли американские спецподразделения и зачистили территорию.

Не успела еще пыль осесть после отбитого штурма в Наджафе, как Муктада Садр публично приказал прекратить все мирные демонстрации и перейти исключительно к насилию. В ответ, американские вертолеты щедро проутюжили район Багдада «Садр Сити», где у Садра было самое большое число сторонников.

bw_cut8

Если раньше могли быть вопросы по поводу роли BW в войне в Ираке, то теперь стало ясно, что это серьезный игрок на ближневосточном театре военных действий. Пока наемники чистили оружие ночью после отбитого штурма в Наджафе, за их зверски убитых товарищей собирались отомстить тысячи морпехов, окруживших Фаллуджу.

SEMPER FIDELIS

Операция «Твердая решимость» началась. В город вошли сначала спецподразделения для поимки «особо важных целей», потом начался штурм силами 3-х батальонов морпехов, усиленных танками.

Военный писатель, Бинг Вест (Bing West), которому удалось попасть к морпехам в начале наступления, писал об интересном способе ведения психологической борьбы:

«Роты соревновались в придумывании самых грязных оскорблений, которые потом транслировались по мегафону. Когда разъяренные иракцы выбегали из укрытий, стреляя из калашей куда попало, морпехи методично их уничтожали. Скоро над Фаллуджей зазвучали Guns ‘n‘ Roses и AC/DC».

После недельной осады, американцы так и не смогли укротить Фаллуджу. По официальным сводкам, они уничтожили 600 вооруженных повстанцев, хотя реальные цифры были гораздо больше. Скоро иракские силовики, сформированные американцами заново после роспуска саддамской армии, начали переходить на чужую сторону. Из четырех солдат один либо начинал стрелять в американцев, либо просто не выходил на службу. Морпехи пытались захватить город с помощью местных, но идея провалилась с треском — передав иракским ВС 800 АК-47, 27 легких грузовиков и 50 радиостанций, они потом с удивлением обнаружили их у бойцов сопротивления.

Повторный штурм был намечен через несколько месяцев, в ноябре. После 700 воздушных ударов и массивной артиллерийской бомбежки, город пал. Морпехи переименовали злосчастный мост через Евфрат в «мост BW». Кто-то написал черным маркером на одной из балок: «Это за американцев из BW, убитых здесь в 2004. Всегда верны (прим. переводчика: лозунг морпехов, semper fidelis). PS. Идите нах*й!»

ЧЕРНАЯ ВОДА

В это время Эрик Принс, понимая, что известность компании может стать палкой о двух концах, тесно сотрудничал с лоббистской фирмой ASG, а точнее со своим давним знакомым — Полом Берендсом (Paul Behrends). Компания Берендса не только помогала обелять имидж BW и сглаживать острые углы в международных скандалах, она еще и неплохо подстегивала бизнес. Дело в том, что Берендс тоже участвовал в американской внешней политике на Ближнем Востоке. Если точнее, то он проворачивал большое дело с нефтяным гигантом Unocal по прокладыванию трубопровода через кишащий талибами Афганистан. Неудивительно, что BW получил подряд на охрану всего этого предприятия.

В мае того же года, BW использовал все свои лоббистские возможности, чтобы воспрепятствовать принятию закона, согласно которому сотрудники ЧВК юридически приравниваются к военнослужащим регулярных частей. В 2007-м, году этот закон все же приняли. Но до 2007-го было еще далеко.

Дорогостоящие услуги лоббистов из ASG приносили свои плоды — бывшие спецы рвались работать в BW. В газете The New York Times писали: «Некоторые военные командующие открыто негодуют из-за того, что зарплата от $500 до $1500 в день уводит у них из-под носа лучших бойцов спецподразделений, в то самое время, когда их способности нужны как никогда».

Но назад дороги не было. Приватизация внутри минобороны шла полным ходом — поставки провизии, топлива, расквартирование, а теперь еще и военные операции — всем этим успешно занимались частные компании, которые стали необходимым механизмом в огромной военной машине США.

Успешное отражение нападения в Наджафе показало, насколько полезны вооруженные наемники в иракской оккупации.

В администрации Буша вообще не поднимали вопрос о пересмотре стратегии по использованию частных компаний после череды трагедий в Ираке. Даже после скандала с издевательствами и пытками заключенных в тюрьме Абу Грейб, в котором были замешаны контрактники из двух американских частных компаний, курс не изменился. Бизнес есть бизнес.

По оценкам экспертов, рынок частных военных услуг достиг отметки в $100 млрд уже в 2004-м и продолжал расти. Сколько при этом заработал BW неясно, поскольку компания не афишировала своих доходов. Президент компании, Гари Джексон, хвастался, что за 3 года рост капитализации компании составил 300%.

bw_cut8a

После Фаллуджи и Наджафа, ЧВК стали контактировать друг с другом, делясь полезной информацией и разведданными. «Каждая ЧВК примерно соответствует батальону», — говорил один правительственный чиновник газете Washington Post. — «Теперь они решили объединиться, создав самую крупную полувоенную организацию в мире».

ДЕЖАВЮ

Летом 2004-го, когда толпы наемников хлынули в Ирак, ситуация стала ухудшаться. В июне конвой BW снова попал в засаду, напомнив всем о зверствах в Фаллудже. Утром 5-го июня два джипа BW направлялись в аэропорт Багдада. Они выполняли контракт на ту же самую компанию, что и в Фаллудже — ESS. Вместе с американцами в джипах находились наемники из польского спецподразделения GROM, разорвавшие контракт со своими ВС и ушедшими в BW. Бывший командующий GROM говорил, что полякам предложили з/п в $15 тыс. в месяц со страховкой.

Когда конвой несся по шоссе в аэропорт, их нагнали боевики на пяти автомобилях. По сообщениям очевидцев, они обстреляли конвой из РПГ, взорвав один из джипов с наемниками. Пассажиры второго джипа ответили шквальным огнем. Сцена напоминала скоростную погоню со стрельбой в стиле голливудских блокбастеров — превосходящие силы противника, непрекращающаяся стрельба, большая скорость, крики, огонь и хаос. Наемникам в итоге удалось выехать на встречную полосу, отбиться от атакующих и спастись. Все говорило о том, что на BW напала организованная группа боевиков, спланировавшая акцию заранее. И все это на главной дороге из «зеленой зоны» в аэропорт, через год после взятия Багдада.

В это время срок Бремера на посту руководителя иракской оккупации подходил к концу. Старший группы его личной охраны принял разумные предосторожности, запросив 17 дополнительных «хаммеров» для сопровождения, а также пару вертолетов Apache и истребителей F-16 для воздушной поддержки. Последнее что сделал Бремер перед тем, как покинуть Ирак, это наделил всех наемников иммунитетом от местного уголовного преследования за любые правонарушения в Ираке. Теперь BW не мог осудить никакой суд. Сенатор Патрик Лихи (Patrick Leahey) пытался протолкнуть поправку к закону о санкционировании оборонных расходов, которая позволяла судить американских правонарушителей на иностранных ТВД, но она не прошла голосование.

Отъезд Бремера никак не сказался на бизнесе BW — они просто стали охранять его соратника, посла Джона Негропонте. Знаменитый своим участием в «грязных войнах» США в центральной Америке 1980-х, он контролировал деятельность батальонов смерти «Контрас», воюющих с левым сандинистским режимом в Никарагуа. Как и другие участники Иран-контрас, Негропонте получил высокую должность в администрации Буша. В Ираке он стал отвечать за самое крупное американское посольство и самую большую резидентуру ЦРУ в мире.

В конце июня, когда Негропонте только обживался в своем новом кабинете в Багдаде, BW получил очередной престижный контракт по программе международной личной охраны сотрудников Госдепа. Программа подразумевает охрану американских чиновников за рубежом, а также некоторых высокопоставленных представителей иностранных государств. При необходимости, наемникам по контракту выдавали дипломатические и местные паспорта. Им также позволили вербовать и тренировать иностранных граждан «для проведения совместных операций по охране за рубежом». К 2007-му году BW заработал на этом подряде примерно $750 млн.

bw_cut9

Данный контракт окончательно показал, что BW является наиболее предпочтительной ЧВК у правительственных структур. Дела складывались просто отлично — в конце ноября 2004-го Буш переизбрался. Президент BW, Гари Джексон, тогда сделал массовую корпоративную рассылку со следующим содержанием:

«Что ж, президентские выборы закончились, люди сказали свое слово, либералы выстроились очередями в больницах, страдая от поствыборной травмы, а война президента Буша с терроризмом продолжится еще 4 года! Наша армия отлично показала себя в Фаллудже. Поскольку Ирак становится более спокойным местом, Госдеп будет посылать больше чиновников для помощи в постройке демократии. Им понадобится профессиональная защита, поэтому и они наняли BW».

НАЧАЛО КОНЦА?

16 сентября, 2007 года, площадь Нисур, Багдад. Полдень. На улице как всегда душно, солнце нещадно печет головы снующих туда-сюда иракцев. По раскаленному на сорокоградусной жаре асфальту медленно проезжает вооруженный конвой из четырех БМП «Мамба» южноафриканского производства, над ними висит легкий вертолет воздушной поддержки. Иракский полицейский, завидев конвой вдалеке, по привычке перекрывает транспортный поток.

Тяжелые машины въезжают на площадь, но затем резко меняют курс, разворачиваются на 180 градусов и выруливают на встречную полосу дороги с односторонним движением. Немного проехав по встречной полосе, ни с того ни с сего они останавливаются, и человек в башне третьей машины открывает шквальный огонь по стоящим в пробке автомобилям.

Первая пуля попадает в голову студента-медика Ахмеда Хатема. Его мать, тоже медик, ехавшая на пассажирском сиденье, истошно кричит и пытается реанимировать уже мертвого сына. Она не видит, что нога Ахмеда все еще нажимает на педаль газа, и машина медленно подкатывается к вооруженному конвою. Люди в башнях БМП реагируют мгновенно и стреляют до тех пор, пока машина не взрывается. Затем они переключаются на все легковушки, стоящие поблизости. Офицеры полиции пытаются подавать американцам сигналы прекратить огонь, но безрезультатно.

Адский грохот тяжелых пулеметов заглушает истошные крики испуганных иракцев. Это похоже на фильм ужасов. Тех, кто пытается спастись бегством, убивают на месте. Тех, кто пытается спрятаться в салоне своего авто, убивают тоже.

Бойня продолжается около 15 минут. После нескольких криков «Cease fire!» («прекратить огонь») кто-то из стрелков бросает дымовую гранату и конвой скрывается, превратив площадь в скотобойню. Так заканчивается увлекательная история самой крупной ЧВК в мире — Blackwater.

Среди последующих обвинений в иске было следующее:

— сотрудников BW вообще не должно было быть на площади Нисур. Центр планирования боевых операций, укомплектованный сотрудниками BW и Госдепа, прямо приказал бойцам BW оставаться со своим объектом и не покидать оцепленную зону;

— момент перестрелки бойцы BW никого не защищали и не сопровождали, так как их «объект» высадился ранее;

— BW вообще не может иметь законного контракта с федеральными агентствами США. Антипинкертонов акт запрещает правительству США нанимать сотрудников детективного агентства Пинкертона или любой схожей организации. Данный акт датируется концом 19-го века, когда правительство США нанимало сотрудников Пинкертона в качестве штрейкбрехеров во время массовых волнений профсоюзов. Чтобы как-то спасти профсоюзы, Конгресс и принял этот закон. Поскольку деятельность агентства Пинкертона и BW частично совпадает, на последних может распространяться этот акт. Вице-президент BW, Мартин Стронг, справедливо заявил, что: «Не будь пинкертонцев, президент Линкольн бы никогда не доехал до места своей инаугурации, просто потому, что тогда не было никого, кто бы мог обеспечить должный уровень безопасности для лица номер 1 в государстве».

Вместо того, чтобы спрятаться и переждать бурю, BW устроил массовую ребрендинговую кампанию, всячески избавляясь от клейма наемников. Через некоторое время компания открыла несколько подразделений:

1) Greystone, зарегистрированный на Барбадосе. Старые добрые наемники из лучших спецподразделений мира. Среди услуг особенно выделялась «международная миротворческая программа» со своими подразделениями по противодействию массовым беспорядкам, включая применение несмертельных спецсредств. Также для найма доступны вооруженные спецподразделения для работы в зонах БД.

2) Total Intelligence Solutions, возглавляемая тремя ветеранами ЦРУ.

3) Grizzly. Подразделение, занимающееся разработкой собственного бронированного ТС для применения как в условиях БД, так и на обычных дорогах.

4) BW Aviation Division — подразделение воздушного флота. 40 самолетов, включая турбовинтовые аппараты для посадки в экстремальных условиях. В августе 2007-го подразделение выиграло тендер у Пентагона на проведение полетов в Средней Азии на сумму $92 млн.

5) Подразделение по разработке собственного беспилотного аэростата для министерства национальной безопасности с целью мониторинга границы с Мексикой.

6) Морское подразделение BW c судном McArthur, способным транспортировать 2 вертолета MH-6 Little Bird и 35 человек личного состава.

7) Собственная лоббистская фирма Womble, Carlyle, Sandridge & Rice. В документах, поданных в Сенат в 2008-v, говорится, что фирма будет лоббировать интересы BW по следующим направлениям: оборона, национальная безопасность, аэрокосмические операции, ЧС, международные отношения и охрана правопорядка.

Пока Буш был ярым поборником войны, перспектива агрессивных мер по отношению к ЧВК, не важно кем инициированных — республиканцами или демократами — была туманна. Война это отличный способ поднять свой предвыборный рейтинг, как среди простых граждан, так и среди элиты. Однако в 2007-м в нижнюю палату парламента был внесен так называемый акт ХАБ («хватит аутсорсить безопасность», SOS, stop outsourcing security), предусматривающий прекращение найма ЧВК, в том числе BW, на всех театрах военных действий. Из 435 представителей палаты представителей «за» проголосовала лишь ничтожная часть. Среди сенаторов акт нашел поддержку лишь у 2-х, сенатора из Вермонта, имя которого все равно никому ничего не скажет (Берни Сандерс) и тогда ещё просто сенатора от Нью-Йорка по имени Хиллари Клинтон.

РЕЗЮМЕ

Речь министра обороны Дональда Рамсфелда, произнесённая в 2001-м году перед чиновниками из Пентагона, позволяет лучше понять происходящее:

«Ключевой проблемой сегодня является враг, который угрожает, серьезно угрожает безопасности США.Этот враг — один из последних мировых оплотов центрального планирования. Он мыслит диктаторскими пятилетками. Из единого центра он пытается навязать всем свои требования: через океаны, через континенты, через часовые пояса. С дьявольской последовательностью он душит свободу мысли и губит новые идеи. Он нарушает целостность оборонного потенциала США и угрожает жизням военнослужащих».

Выдержав паузу, достойную драматического актера, Рамсфелд, ветеран Холодной Войны, продолжил:

«Возможно, этим врагом покажется бывший Советский Союз, но он давно сгинул. Вы думаете, что я описываю кого-то из оставшихся старичков-диктаторов. Но и их дни, тоже, миновали. Этот враг намного ближе к дому. Имя ему — бюрократия в Пентагоне».

В этот же день Рамсфелд выступил с предложением значительно увеличить участие частного сектора в американских военных кампаниях по всему миру. Он знал, что его инициатива встретит жесткий отпор:

«Некоторые спрашивают, как вообще министр обороны может нападать с критикой на Пентагон перед собственными сотрудниками? Им я отвечу, что не имею ни малейшего желания этого делать. Я всего лишь хочу его освободить. Мы должны спасти Пентагон от себя самого»

Ровно на следующее утро на Пентагон снова напали, только не с критикой, а с тяжелым Боингом-757. Самолет компании United Airlines влетел в западное крыло здания, унеся жизни 125 человек.

Рамсфелду не потребовалось много времени, чтобы, как опытному гроссмейстеру, воспользоваться такой невозможной удачей и начать полномасштабную кампанию против бюрократии не на словах, а на деле. Согласно новой политике Пентагона, сильный упор делался на частный сектор, тайные операции, продвинутые системы вооружений, подразделения специального назначения и наемников. Началась эра глобальной войны с терроризмом по новым правилам.

По удачному стечению обстоятельств, маленькой компании BW, занимавшейся военной подготовкой в Северной Каролине, в числе первых позвонили из АП и предложили поучаствовать в войне с террором. Всего за одну ночь, с 11-е на 12-е сентября, компания, едва сводившая концы с концами на протяжении нескольких лет, станет ключевым игроком в мировой войне, развязанной самой могущественной империей современности.

С первыми американскими танками в марте 2003-го в Багдад въезжала самая большая армия наемников из когда-либо существовавших. К концу срока пребывания Рамсфелда на посту министра обороны, соотношение солдат регулярных частей и наемников вплотную приблизилось к 1:1. На радость всей военной индустрии, перед тем как сложить с себя полномочия, Рамсфелд засекретил наемников, дав им статус официальных участников военной машины США. Он назвал это «совокупной силой минобороны», куда входят действующие и резервные части, гражданские служащие и наемники, вместе составляющие стратегические силы и средства для ведения БД.

Фактически, BW превратился в частную армию, которая подчиняется одному человеку — основателю компании, Эрику Принсу, обеспеченному правому христианину, не скупившемуся на благотворительные пожертвования на президентскую гонку Буша-мл. и ряд законодательных инициатив правого религиозного толка.

Без какого бы то ни было публичного обсуждения, администрация Буша отдала на аутсорс ряд задач, которыми обычно занимались военные. Рынок наемников рос такими темпами, что эксперты начали напоминать золотую лихорадку. Лондонская газета The Times отмечала, что «в Ираке бум послевоенного бизнеса наблюдается не в нефтянке, а в частной охране».

У компании были высокопоставленные покровители, а значит не было проблем с законом. На слушания в Конгрессе, куда был вызван глава департамента минобороны по работе с наемниками, Шей Ассад (Shay Assad), произошел странный инцидент.

Конгрессмен: Будет ли министерство обороны в состоянии уголовно преследовать наемников, замешанных в неоправданных убийствах гражданских?

Ассад: Сэр, я не могу ответить на этот вопрос.

Конгрессмен: Интересно. Подумайте, что это значит — этим наемникам даже убийство сходит с рук!

Фактически BW провозгласил себя выше закона. Как только на компанию наседало минобороны, ее юристы заявляли, что сотрудники BW не являются военнослужащими и не подлежат преследованию в военных судах. Если дела компании рассматривались в гражданских судах, то юристы единогласно заявляли об иммунитете, так как по указу, принятому Рамсфелдом, наемники стали частью той самой совокупной силы минобороны, а значит, исключались из гражданского судопроизводства.

Через неделю после ухода Рамсфелда с поста, Колин Пауэлл, министр иностранных дел, сказал: «Войска регулярной армии настолько разбросаны по миру в войне с террором, что их, можно сказать, и нет вовсе».

С ВС, растянутыми на множестве фронтов, правительство США лихорадочно искало союзников для совместной глобальной войны с террором.

Иностранные государства неохотно шли на такие действия, если вообще шли, а вот иностранные солдаты даже из стран-противников США были готовы отправиться на фронт, лишь бы платили хорошо.

Сотрудники BW были официально наняты Министерством национальной безопасности для работы в Новом Орлеане после урагана Катрина. Компания ежедневно выставляла правительству счет по $950 на одного сотрудника.

Вскоре после создания дивизиона по внутренним операциям, представитель BW сказал:

«Это тяжело признать, но это так. Доктора, адвокаты, похоронные службы и даже СМИ — все они зарабатывают на трагедиях. Мы не исключение. Ведь кто-то должен этим заниматься».

Blackwater5

Автор перевода — Кирилл Круглов

***

Послесловие редакции: со времени выхода переиздания книги в 2008-м году утекло много воды (и ещё больше крови). В 2009-м, после ряда громких скандалов, Принс ушёл с поста гендиректора и на данный момент «абсолютно и полностью сожалеет во всех формах о каждом случае, когда соглашался выполнить контракт госдепартамента». Blackwater несколько раз сменила название и сейчас называется Academi. Компания принадлежит инвестиционной группе USTC Holdings и дела у неё идут очень хорошо — в прошлом году она получила многомиллионный контракт на обучение сотрудников американской разведки азам «прогрессивных методик допроса» (т.е. пыток).

Принс занимается тем же, что и раньше, но под другим флагом: он занимает пост председателя совета директоров Frontier Services Group, с недавних пор принадлежащей Citic Group, одному из крупнейших конгломератов КНР. Компания занимается предоставлением логистических и охранных услуг в Африке — туда же нацелено острие экономической экспансии Китая.

erik-prince-002

Эрик Принс

Эл Кларк ушёл из Blackwater и участвовал в создании нескольких других ЧВК, но не особенно в том преуспел.

Бремер ушёл из политики и большую часть времени рисует картины.

У Шея Ассада дела идут неплохо — он занимается финансовыми делами министерства обороны и получил немало наград за хорошую службу.

Муктада Садр добился немалых успехов в политической жизни Ирака: за его политическим блоком 40 мест в парламенте и шесть министерских портфелей.

США вывели свои войска из Ирака несколько лет назад, но их сразу же заместили 5000 тяжеловооруженных наёмников. Речь идёт только о тех, кто записан именно как вооружённые охранники. Никто не знает сколько там ещё «специалистов по логистике», «экспертов по вопросам обеспечения безопасности» и других наёмников, записанных подобным образом. Там — и в других уголках мира.

Events conspire to set a fire with the methods we employ

Взято тут

146 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someonePrint this page

Добавить комментарий